Общество

Что думают итальянцы о липецкой архитектуре? Интервью с Витторио Торрембини


Глава Ассоциации итальянских предпринимателей в России и почётный консул Итальянской Республики в Липецкой области Витторио Торрембини в переводчике не нуждается: он прекрасно, с очаровательным акцентом, говорит по-русски. Кажется, длительное сотрудничество с российским бизнесом и проживание в нашей стране и его самого сделали немножко русским. Он любит природу России, восхищается старинными усадьбами, радуется восстановлению храмов и заворожённо слушает малиновый звон колоколов.

Кстати, архитектура России тоже с лёгким итальянским акцентом — на нашей земле сохранились творения великих итальянских зодчих, а на их идеях выросло не одно поколение наших отечественных архитекторов. Витторио Торрембини уверен, что и сегодня итальянские мастера могут внести значительный вклад в развитие российской строительной отрасли.

«Итальянское решение будет лучше»

— Витторио, на одном из заседаний правления Российского союза строителей вы сказали, что готовы поделиться с россиянами «итальянским стилем». Что вы имели в виду?

— Во-первых, это дизайн интерьеров. Итальянский стиль формировался в течение нескольких веков. Вы можете заподозрить меня в предвзятости, но если дизайнеры из разных стран сделают интерьер за одинаковые деньги, то итальянское решение будет лучше, красивее.

Во-вторых, это изменение подходов к строительству. У вас идёт интенсивное массовое строительство, и обычно ваши застройщики сдают квартиры без отделки. У нас в Италии нет такого. У нас продаётся готовая квартира: санузел, полы и т. д. Сейчас в Москве при реновации начали делать квартиры хотя бы с минимальной отделкой. У нас в России есть несколько фирм, которые специализируются на проектировании планировок именно на стадии строительства. Они готовы показать потенциальному покупателю квартиры несколько решений в 3D. И строительная компания будет воплощать выбранный проект, будет выбирать определённые комплектующие, стройматериалы и т. д. Даже для многоквартирных домов можно найти 7-8 разных решений.

В-третьих, это качество строительных материлов. Квартира будет красивой и хорошо оборудованной, если стройматериалы будут качественными. Мы понимаем, что качество зависит от из цены, поэтому можем предложить наилучшие решения для покупателей с разным уровнем доходов.

— Вы хотели бы поставлять свои стройматериалы или открыть производство в России?

— У нас уже есть много итальянских компаний, которые разместили здесь производство. Есть фирмы, которые делают керамическую плитку, керамогранит, клеи для керамической плитки, деревянные конструкции. Естественно, это не весь ассоримент отделочных материалов, но уже есть большая база. Материалы премиум-класса можно экспортировать. В случае востребованности можно вести речь об организации новых производств в России.

— Вы говорили, что при строительстве индивидуального жилья в Италии большое внимание уделяют энергосбережению.

— Да. На севере Италии есть провинция Больцано, где говорят по-немецки. Там очень давно работают в этом направлении, предлагают разные решения, благодаря которым можно экономить до 90% .

— За счёт чего?

— За счёт материалов, технологий строительства…

— И солнечные панели?..

— Иногда солнечные панели, иногда другие технологии. Например, в Кастелло-Сфорцеско, центральной крепости Милана, все системы вентиляции сделала итальянския фирма Clivet, которая в России тоже представлена. Вентиляционная труба идёт вниз на 8-10 метров, вода или нагревается, или охлаждается в зависимости от сезона, и мы экономим 50-60% электроэнергии. Используется разница температуры между поверхностью земли и на глубине.

 «Город формируется с трёх сторон»

 — Витторио, вы по профессии архитектор…

— Я учился, но никогда этим не занимался. Я, как строительный инженер по первому образованию, специализировался на смете.

— То есть вы всё знаете о цифрах.

— Да. Мы при государственной поддержке построили очень много домов около города Пармы. Это недорогие дома для населения, которое не имеет больших возможностей, но они всё равно получились очень красивыми. Я рассчитывал все эти проекты. Их надо было сдавать до конца августа. У нас в августе у всех отпуск, а я два года подряд всё лето с утра до вечера и с вечера до утра работал, чтобы сформировать эти проекты. Было сложно, но у меня о том времени хорошие воспоминания.

— А когда вы смотрите на Липецк — что бы вы сказали о липецкой архитектуре?

— Если человек не знает, куда он прилетел — неважно, Томск, Белгород, Омск, — всё одинаково…

— Фильм «С лёгким паром смотрели»?

— Да, очень похоже. Но 30 лет назад в Липецке было намного хуже. Не могу сказать, что сейчас Голливуд, но стало лучше. Сейчас во всех городах России, которые мы проезжаем, видно уже новую архитектуру, новые здания. Потихонечку они становятся более красивыми. А до этого было всё клонировано, одинаковые панельные строения. Да ещё люди делали остекление балконов — у кого чёрный, у кого белый… Арлекино! Сейчас даже остекление балконов стало более или менее одинаковым, поэтому лучше.

— А что сделать, чтобы стало ещё лучше?

— Вы знаете, город формируется с трёх сторон. Это население, это место, где живёт население, и тот, кто создаёт условия, чтобы население жило хорошо — администрация. Население должно осваивать новую культуру, строители должны учитывать новые тенденции, администрация должна соединить все эти вещи.

Я знаю, что у вас есть красивая программа по реконструкции набережной и парков, которые создают имидж города. Иногда хватает чуть-чуть, не нужны крупные суммы, даже какие-то маленькие детали придают городу совсем другой вид. Поэтому, я считаю, во-первых, люди должны быть заинтересованы в том, чтобы вокруг было красиво. Чтобы приехал домой — а там остекление балконов одинаковое. Строители должны строить хорошие дома, чтобы людям не пришлось ничего переделывать. Посмотрите на хрущёвки — там очень сложно жить. И администрация должна иметь стремление делать город красивее. У неё иногда не хватает ресурсов, иногда — вкуса. Если есть и ресурсы, и вкус, можно сделать много. Вот этот проект, который я видел, обновление декора города — это очень красиво. Мне Евгения Уваркина показала, и я был удивлён.

— К сожалению, красивые проекты — это не всегда красивая реализация.

— Да, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Но даже стремление реализовать какой-то проект на бумаге — уже положительный сдвиг.

«Если сажаешь хорошие семена»

— Интересна ли сегодня Липецкая область итальянским компаниям?

— Да, вы только что слышали, мы разговаривали (до начала интервью г-н Торрембини говорил по телефону о компании, которая рассматривает вопрос выпуска в Липецке нефтегазового оборудования. — Прим. автора). Сейчас геополитика мешает полноценному сотрудничеству. Позиции политиков влияют на взаимоотношения между странами. Предприниматели начинают немножко переживать: что будет завтра? Создаётся не очень здоровый климат. Тем не менее, итальянские компании — по крайней мере те, которые имеют широкий взгляд на будущее, — заинтересованы двигаться дальше. У нас есть предприниматели, которые каждый день спрашивают, некоторые уже приняли решение приехать. Сейчас пандемия немного остановила этот процесс, но я, как президент Ассоциации, вижу, что движение есть. Как только ситуация немного изменится, я прогнозирую 10-15 новых проектов итальянцев в России. Три проекта в Воронеже, готовы и другие проекты — в Подмосковье, в Иванове. В ОЭЗ Липецк уже три проекта анонсировали, два новых готовятся. Липецк и Воронеж — это уже восемь, Иваново и Подмосковье — десять, но есть и другие.

— Осваиваете новые территории.

— Да, сейчас много разных особых экономических зон в разных регионах. У нас две фирмы в Татарстане сейчас. Одна работает над сборкой лимузина Aurus, другая делает интерьеры лимузина. Ещё одна фирма заинтересована и наверняка будут заходить в Елабугу, в экономическую зону.

— То есть, когда Дмитрий Медведев говорит, что ОЭЗ — неэффективный инструмент, вы с ним не согласны?

— Это огромная ошибка, и я это открыто сказал в то время, и сейчас, видя результаты, я считаю, что был прав.

— Когда вы говорите, что столько итальянских предпринимателей собирается в Россию, я думаю, что в этом и ваша большая заслуга, ведь вы много лет назад проложили мостик.

— Ну да, я стараюсь. Естественно, результаты не получают быстро. Но, если ты сажаешь хорошие семена, когда-то ты соберёшь большой урожай. Хорошая работа наших фирм в России — это самая лучшая пропаганда ОЭЗ.

— А вы думали, что проект достигнет такого размаха, когда начинали вашу деятельность?

— Нет, когда мы готовили бизнес-план с руководителем «Сэст-Лювэ», первой нашей фирмы в России, мы думали, что максимум, чего мы сможем достигнуть, это 100-120 сотрудников и 7-8 миллионов евро оборота. Это был очень даже оптимистический прогноз. Сейчас в компании работает почти 300 сотрудников, а её оборот превышает 20 млн евро.

«Русские умеют быть скромными и более умными»

— Чем вы занимаетесь в жизни, помимо работы? Чем интересуетесь?

— Я люблю историю и архитектуру. У вас в России наконец начали реставрировать то, что было построено в 19 веке. Потихонечку возвращается атмосфера 18, 19 веков, то есть исторический взгляд человека, который жил в России в то время, когда страна была на высоком уровне. В России очень красивые панорамы — есть усадьбы очень интересные, ландшафты. В последнее время я потихонечку открываю вот такие новые здания, которые исчезли практически.

Я помню, когда я приехал в 89-м году в Москву, чтобы услышать колокола, надо было идти к церкви рядом с Кремлём. Сейчас в любом районе Москвы утром и вечером звонят колокола. Как в песне. Это представляете, какие изменения? Даже звон колоколов свидетельствует, что что-то изменилось. Где звонят колокола? В колокольнях. Половина — это новые церкви, половина — старые, очень красивые. А раньше вы даже не определили бы, что это церковь, потому что убрали купола, переделали их в склады и другие помещения. А сейчас они потихонечку возвращаются. И это происходит и в других городах, в других местах, за городом, в Подмосковье, в любом регионе европейской части.

В Сибири тоже очень интересно. В прошлом году я был в Иркутске. Я посмотрел, как они переделали центральные улицы. Представляете, в Иркутске было адмиралтейство. Кто-то подумает: Иркутстк — это Сибирь, где там море? Но там шла навигация, по реке суда выходили в океан, и в Иркутске быо адмиралтейство. Естественно, там были генералы, адмиралы, которые жили в красивых домах, а центральная улица — это просто сказка! Сейчас переделали всё, улица стала пешеходной. Это очень приятно видеть.

— А в Липецкой области какое место любимое?

— Вы знаете, разные. Задонск — это уникальное место, Елец — это такая жемчужина, тоже потихонечку ему возвращают старый вид. А вы знаете, что в Липецкой области есть два старых здания, которые были спроектированы итальянским архитектором? Это выяснила одна итальянка, которая преподаёт историю архитректуры, она очень хорошо знает Россию, написала разные книги. Я потом вам покажу, скоро будет публикация.

У меня дача в Подмосковье, на Оке, и там мы нашли недавно очень старую церковь, которую построили вручную в 18 веке. Это в Подмоклове, церковь изумительная — типичный итальянский стиль, Ренессанс, архитектор был итальянец. И там, между прочим, проходит какой-то фестиваль — старая народная музыка, летом там куча людей собирается. Мы открываем старую Россию, которая была очень развита в архитектурном плане и не только. Это была другая Россия.

У нас в Италии всё видно — то, что было две тысячи лет назад, 500 лет назад и так далее. А у вас 70 лет было чёрное пятно — ничего не видели. Закрыли всё, что было до этого. Это привело к большим потерям в осознании культуры, архитектуры. Только маленький-маленький слой вашей элиты имел представление. Кто у вас в Липецке знает, что в области есть здание, которое построили итальянские архитекторы?

— Только историки и краеведы. Наши архитекторы говорят, мы отстали надолго, надо нагонять теперь.

— Ну они сейчас стараются осваивать… иногда зря (смеётся).

— Действительно, иногда зря. В этом году Притцкеровскую премию получили французские архитекторы Анн Лакатон и Жан-Филипп Вассаль. Жюри оценило их бережливый подход к реконструкции. В одном парке, например, они только отсыпали дорожки гравием и сказали ничего не трогать.

— Иногда это так. Здание надо просто почистить и покрасить.

— И балконы сделать одинаковые!

— Да, хотя бы. А вообще России сейчас сложно, учитывая ту атаку, которая идёт на неё с Запада — они окружают просто. И, к сожалению, появилась такая тенденция, когда некоторые люди в России стремятся закрыться, гордо заявляют, что никто им не нужен, они сами всё знают и всё умеют, обойдутся без чужих советов и т. д. Это понятная психологическая реакция. Эта западная атака — абсолютное безобразие, но всё равно всегда надо оставлять канал для диалога между культурами. Умный человек всегда должен быть более скромным. Американцам иногда скромности не хватает, естественно. Но русские умеют быть скромными и более умными, чем некоторые западные наши коллеги. Россия должна влюблять в себя, позволить узнать её ближе, чтобы мир узнал её настоящий характер.

По материалам портала "Территория реальных дел"

Новости по теме Новости MediaMetrics