Культура

«Кладоискатель» рода Семеновых-Тян-Шанских


Непростой нынешний год стал лучшим временем для того, чтобы… издать книгу. На днях Александр Богданов получил из типографии результат своих многолетних поисков и находок — краеведческое исследование «Усадьба Рязанка».

Чаплыгинец Александр Богданов уже более десяти лет как научный сотрудник музея-усадьбы всемирно известного ученого и путешественника Петра Семенова-Тян-Шанского, что в деревне Рязанка Чаплыгинского района.

— Я не просто работаю в усадьбе, — говорит Александр Богданов. — В теплое время года живу здесь по несколько суток, лишь ненадолго покидая стены этого старинного дома. Днем мы принимаем гостей-экскурсантов, работаем с экспозицией. А вот когда повседневная музейная жизнь замирает, наступает время общения по душам, рука тянется к мемуарам Петра Петровича и начинается погружение в семейную историю.

Семейные архивы

Воспоминания бывшего владельца усадьбы побудили Александра заняться архивными поисками. Ему захотелось узнать о том, что выходило за рамки повествования первого тома мемуаров, в котором Семенов-Тян-Шанский описал свои детство и юность.

Кропотливая работа с документами в архивах Рязани и Липецка, а затем и Санкт-Петербурга — городском, Географического общества, Пушкинского дома и даже в архиве ВМФ — дала неожиданный результат. Сопоставляя написанное ученым с обнаруженными материалами, оказалось, что в некоторых деталях, касающихся ранней семейной истории, мемуарные данные расходятся с документальными источниками.

— Это вполне объяснимо, — говорит Александр Бог­данов. — Трагические события детства Петра Семенова — ранняя кончина отца, болезнь матери, — за которыми произошел фактический распад всего патриархального уклада до того дружной и многочисленной семьи, не позволили маленькому Петеньке в достаточной мере погрузиться в мир семейных легенд и преданий. Поэтому в работе над книгой приходилось вносить коррективы, даже переписывать те страницы семейной истории, которые по времени предшествовали его рождению.

Неоценимую помощь оказали Богданову потомки Петра Петровича, которые до сего времени живут в «семеновском» доме № 39 на 8-й линии Васильевского острова Санкт-Петербурга. Семейные архивы, личные беседы с представителями старшего поколения Семеновых-Тян-Шанских, сама аура петербургского дома замечательного земляка дали не только фактические сведения, но и ощущение серьезного погружения в фамильную историю.

Изучая документы

Первые публикации исследования об усадьбе появились в 2015 году в областном краеведческом альманахе «Исторический квартал», когда вышла книга под названием «Усадьба Рязанка. Владельцы и их окружение». В ней шла речь не только о главном родовом «дворянском гнезде» Семеновых — Рязанке, но и о родственных усадьбах в Урусово, Гремячке, Подосинках, Алмазовке, Никольском и Петровке.

Текст изданной спустя пять лет книги содержит не более четверти «старого» текста. Прологом к истории усадьбы в Рязанке стали главы, в которых речь идет о предках П.П. Семенова-Тян-Шанского из двух дворянских родов — Семеновых и Буниных, а также их родовых усадьбах.

Заметные изменения автор внес в главы, рассказывающие о начальной истории Рязанки. Было обнаружено большое количество документов, проливших свет на хозяйственную деятельность усадьбы и драматические повороты судьбы ее хозяйки Александры Петровны Семеновой в 1840-е годы. Любопытны детали «железнодорожной войны» Николая Петровича Семенова и представителей строящейся ветки Рязано- Уральской железной дороги из-за земель, по которым прокладывался путь.

Благодаря переписке Веры Дмитриевны Семеновой-Тян-Шанской теперь хорошо известны и этапы борьбы за сохранение и возрождение семеновских усадеб, развернувшейся в 60-70-х годах прошлого века. Дополнена и последняя глава о жизни музея-усадьбы.

— Большая часть книги — текст, основанный на документальных и мемуарных источниках, — говорит Александр Богданов. — Но кое-где мне захотелось «разбавить» его рассказом о процессе поисков, неожиданных находках, впечатлениях от встреч в усадьбе. Как мне кажется, они не будут лишними.

Сродни поиску клада

За рамками новой книги остались истории других усадеб семьи Семеновых, которые тоже «обросли» многочисленными новыми архивными документами. Александр Богданов надеется, что в ближайшее время получится рассказать и о них. Останавливаться на достигнутом исследователь не собирается.

— Работа в архивах сродни кладоискательству, — говорит Богданов. — Сколько еще придется «перелопатить» архивных документов и исторических книг, чтобы обнаружить очередную крупицу интересной информации, никому не известно. Сегодня «белых пятен» в истории усадьбы стало меньше, но впереди работа по XX веку. Например, совершенно не изучен временной промежуток от 1930-х до 1960-х годов. В то время в усадьбе находился пионерский лагерь железнодорожников, а затем детский санаторий. Мало известно и о периоде конца 1970-х — начала 1980-х, когда в усадьбе располагалась база для летней полевой практики студентов Липецкого пединститута. И безусловно, по мере обнаружения новых данных будет пополняться история усадьбы XVIII и XIX веков.

Незадолго до того как книга пошла в печать, директор Фонда сохранения наследия П.П. Семенова-Тян-Шанского Владимир Семенов-Тян-Шанский обнаружил в семейном архиве в Петербурге рисунок Александры Шнейдер — друга семьи Семеновых, «Вид на усадьбу А.П. Шнейдер, 1880-е гг». Ранее рисунок не публиковался.

Александр Гришаев, фото из архива Александра Богданова

Новости по теме Новости MediaMetrics