Общество

Фотосессии проходят в небе над Липецком


Парашютист Виктор Купинский прыгает вместе с любителями полетать под куполом, чтобы сделать им яркие фотографии в небе.

Кажется, что воздушный оператор Виктор Купинский ловит в объектив само счастье. Ведь там, в вышине, мгновения свободного полета, когда земля отпускает и ты становишься птицей. В этот момент тело не врет: в сердце адреналин — на лице весь спектр эмоций. У него в запасе всего тридцать секунд или того меньше, чтобы в кадр вместе с героем попали небо, парашют, облака, солнце, зеленый фрагмент земли. Фотоаппарат в этот момент делает серийную съемку, а видеокамера снимает в режиме нон-стоп. За лучшим кадром фотограф готов облететь парашютиста вокруг и, если он прыгает с инструктором, показать жестами тандем-мастеру, куда лучше повернуть человека под куполом. Поймать удачный ракурс в свободном падении — значит соединить небо и землю.

— Я снимаю, чтобы летать. Ты с фотоаппаратом имеешь возможность еще раз «шагнуть» в голубую бездну. Качество снимков зависит от погоды. Облака служат осветительным прибором. Если они высокие, стараешься поймать ракурс на фоне земли. Низкие — от них идет подсветка, ищешь возможность, чтобы не затемнить кадр. А вот снимать в чистом небе мне непросто. Нет интересного сюжета. Не поиграешь с облаками и солнцем, — рассказывает Виктор Купинский.

Работать в полете со смельчаками приходится с подходом. Бывают случаи, когда девушки от страха могут только кричать с закрытыми глазами. В такие моменты фотограф подлетает к тандему и старается привлечь внимание, чтобы пассажир увидел всю красоту вокруг. Такая фотография становится самой популярной в альбоме. Спортсмены, у которых уже за спиной тысячи прыжков, любят попозировать в полете. Придумывают жанровые сценки прямо в небе. Виктор Купинский снимал, как девушки летят в вышине на метле или целый кулинарный батл, когда спортсмены надели фартуки, поварские шапочки и прыгнули с самолета с половниками и кастрюлями. Часто полет с парашютом друзья дарят имениннику, раскрывают в воздухе баннер со словами «С днем рождения, Вася!».

— Прежде чем совершить тематический прыжок, мы договариваемся с директором аэродрома, а потом уже экспериментируем в воздухе. Тут еще важно, куда улетят предметы, которые оказываются у парашютиста в руках. Мы выбираем для таких случаев нехоженые поля. Эффектно смотрятся акробатические номера в небе, где опытные спортсмены творят чудеса во время полета. Собираются в фигуры по сорок – шестьдесят человек и более. Это, конечно, высший пилотаж в парашютном спорте, — рассказывает Виктор Купинский.

Не спокойное сердце

Свое небо Виктор Купинский покоряет уже сорок лет. В его летной книжке около 3100 прыжков. Это, признается спортсмен, средний показатель. Есть парашютисты, имеющие более 12000 успешных приземлений. Но сколько бы ни прыгал любитель адреналина, восторг от открывающегося простора, волнующий страх, твой шаг в бездну — все это остается в сердце с первым прыжком. Потом включается анализ твоих действий и приходит разумный подход. И прыжок в небе становится потребностью, как для покорителей вершин разряженный воздух гор. Первый раз Виктор Борисович прыгнул в 23 года, когда был студентом сельскохозяйственного института в Москве.

— Симпатичная девушка набирала в клуб парашютистов молодых ребят. Я сразу загорелся. Тогда была очень строгая медицинская комиссия. Из сорока желающим прыгать разрешили только пятерым. Это сейчас добро от медиков можно получить прямо на аэродроме. Твое согласие на прыжок, быстрый инструктаж и тебе выдают парашют. А в 1980-х к первому выходу в небо готовились 3 – 4 месяца. Никогда не забуду сутки перед полетом и эйфорию после приземления. У начинающих парашютистов выброс в кровь адреналина происходит именно так. Если ты заболел небом, то навсегда будешь ему принадлежать, — рассуждает Виктор Купинский.

Не бояться рискнуть

Виктор Борисович по специальности инженер-электрик, работал в совхозе «Агроном». И от неба на время отдалился. Пытался летать на дельтапланах, но подсознательно хотел видеть картинку, как земля теряет свои края, превращаясь в шар. А потом стал секретарем комсомольской организации и организовал парашютный кружок для местных ребят. От Досааф ему выделили два десятка списанных десантных парашютов. Он стал инструктором-общественником, его пацаны сделали больше ста прыжков. И сам он вновь натянул стропы купола парашюта. Был судьей на соревнованиях. Оценивал «точнистов», тех, кто точно приземляются.

— Парашютный спорт не каждому под силу. Здесь, кроме холодного расчета и слаженности действий, важен в характере драйв и желание постоянно преодолевать себя. Ресурсы для того, чтобы не просто шагнуть из самолета, а, например, прыгнуть головой вниз, в воздушную стихию. Не каждый может сделать это, — рассказывает Виктор Купинский.

В ожидание неба

Первый раз фотоаппарат он взял в полет на втором прыжке, еще в восьмидесятых годах. Когда привез из стройотряда Смену-8М потом был ЛОМО- 135М. Виктор придумал, как работать с техникой в воздухе. Из двух шприцев и медицинского шнура сделал привод, которым с помощью воды управлял во время прыжков. На ретроснимках видны летящий купол, самолет и счастье на лице парашютиста. Сейчас у Купинского камера с широкоугольным объективом, и возможности воздушного оператора шагнули далеко.

— Раньше я думал, что имею достаточно опыта для съемки в воздухе, но когда приехал учиться искусству фотографии в небе, в Москву, понял, что мне придется еще многое освоить. Я часто прыгал, чтобы овладеть секретами воздушной сьемки. Особенно, как использовать камеру в разных погодных условиях. Сейчас фотосессии в небе становится все более популярными, — рассказывает Виктор Купинский.

В прошлом году на аэродром пришел необычный клиент — бывший преподаватель педуниверситета, девяностолетний дедушка. Решил подарить сам себе прыжок с парашютом. Очень рвался сделать это самостоятельно, но его отговорили, в таком почтенном возрасте при приземление большой риск получить травму. В результате он прыгнул с тандем-мастером. Купинскому его сфотографировать не удалось, но зато он часто снимает детей, которые без страха прыгают с парашютом вместе с родителями. Каждый новый шаг в небо для воздушного оператора — возможность испытать вместе с полетом в воздухе творческий полет, который уже точно не отпустит на земле.

— Снимки в небе для меня неотъемлемая часть жизни. Я еще занимаюсь винд­серфингом и летаю в аэротрубе, но для меня прыжок с парашютом настоящий эликсир молодости, — считает Виктор Купинский.

Виктор Борисович в обычной жизни диспетчер в крупной энергосистеме. Каждые выходные он проводит на аэродроме. Он здесь единственный воздушный оператор. Зимой аэродром закрыт, прыжков нет. Но профессиональный фотограф не разменивается на свадьбы и банкеты. Он всегда ждет своего неба.

Дарья Шпакова

Новости по теме Новости MediaMetrics