Религия

Молитва, хранящая от пуль


Житель Лев-Толстовского района Анатолий Брагин сделал подсветку Никольского храма в селе Острый Камень. Девять больших прожекторов освещают здание, еще два направлены на кресты.

Анатолий Николаевич признается, что работой доволен — получилось, как было задумано. Часть прожекторов он купил на общие деньги, остальные восстановил из старых, среди них есть даже такие, которые освещали паровозы.

Журналисты "Липецкой газеты" побывали в гостях у Брагина, когда он работал над последним прибором. «Вот, — показал он огромную лампу, — эту забраковал, слишком нагревалась, небезопасно. Нашел другую. Теперь храм во всем благолепии будет светиться».

Пять лет назад крест покосился на куполе и пришлось его срезать. Анатолий Николаевич не смог спокойно смотреть на обезглавленный храм. Говорит: «Мимо проезжаю — и коробит». Пришел к батюшке, попросил благословения. С односельчанами собрали деньги и восстановили крест. А еще и крышу перекрыли на куполе, тоже всем миром, хорошо помогли местные предприниматели.

— Да как иначе. Храм один из немногих в Липецкой области, который ни разу не закрывался с момента постройки. Скольким людям он надежду дал! Войну же пережили, — рассуждает Брагин.

«Живый в помощи»

К вере у него в семье отношение особое. Воевали оба родителя — и мама, и отец. Вернулись невредимые. Мама Екатерина Федоровна служила зенитчицей. Она была уверена, что выжить помог псалом «Живый в помощи Вышняго», который она переписала на бумагу и зашила под подкладку шинели. Поэтому до конца жизни она была при хра-­ ме — соблюдала посты и праздники, исполняла просьбы односельчан помолиться о близких.

Екатерина Брагина попала на фронт совсем девчонкой, едва исполнилось 18 лет. Сначала ее с односельчанками отправили в Ефремов рыть окопы. Потом военкомат забрал учиться на зенитчицу. Победу она встретила под Ригой, ее военная часть защищала город от налетов фашистской авиации.

— Зенитка бьет на высоту в девять километров, самолет летит выше. Вот они пугнут его, сделают залп, а фашисты разворачиваются и в обратную им, раз даже бомбу скинули. Девчонки врассыпную — кто в блиндаж, кто в окоп. Случалось и такое. Но заводы зенитчицы отстоять сумели, — запомнил один из немногих рассказов матери Анатолий Николаевич.

На фронте Екатерина Федоровна встретила свою судьбу. Николай Григорьевич прибыл к ним в часть после ранения, был старшиной. Впрочем, симпатия послаблений в дисциплине не давала. Брагины хранят еще одно семейное предание. Дело было под Пасху, она была ранняя и на улицах еще лежал снег.

— Запевала, подружка нашей мамы, отказалась петь во время строевых учений. Так и сказала: «Под Пасху нельзя!» И все зенитчицы ее поддержали. Им один раз повторили приказ, другой. Они — ни в какую. В итоге получили наказание. Наматывать километраж по-пластунски. В снегу. Когда рукавицы намокли, и руки у нашей мамы окоченели, она подошла к отцу, пожаловалась. Надеялась, что ей будет поблажка. Старшина пожалел избранницу, отдал ей свои рукавицы, вернул в строй и скомандовал: «Вперед!» Такой был принципиальный, — говорит Анатолий Николаевич.

Победа всегда с нами

Не удивительно, что Анатолий Брагин не смирился с тем, что не было широкого празднования юбилея Победы. В конце апреля украсил свой дом победной символикой. Да так, что видно издалека — Кремль выложен гирляндами во всю стену и рядом огромная надпись — 75 лет Великой Победе.

— Символ будет сиять здесь весь год, — говорит Анатолий Николаевич. — Пусть эта дата будет с нами каждый день.

Дом Анатолия Брагина на окраине села знают далеко в округе. Зимой на лужайку перед изгородью селяне любят приходить семьями, чтобы сфотографироваться. Дело в том, что хозяин дома взял за обязательство выводить на стенах новогодние картины из гирлянд. То куранты изобразит, то символ года. Понятно, что гирлянды ассоциируются больше с зимними праздниками. Но в юбилейный год они здорово пригодились.

— Все это для меня свято: и война, и вера. Очень многое стоит за этими словами, — объясняет Анатолий Брагин. — Не только мои родители воевали, но и отец, и дядя жены. Через страдания прошли, домой не все вернулись. Как же забыть об этом.

У крыльца дома Брагиных стоит большой стол. Здесь всегда праздновали День Победы. Собиралась большая семья, соседи, приглашали гармониста. «В этом году из-за пандемии печально стало. И мы вывесили портреты на внешнюю стену, как раз над столом. Как будто все вместе», — признались хозяева. Четверо — в одинаковых рамках и тоже с подсветкой из гирлянд. Получилось, дом украшен в едином стиле. Пока была жива мама Екатерина Федоровна праздник был намного радостнее, признаются Брагины. Бабушка дожила до 95 лет и до последнего не теряла присутствия духа. Женщина на портрете в военной шинели с богатыми черными волосами — это она.

Поиски длиною в жизнь

Отец жены Анатолий Попов с фронта вернулся, а вот дядя Федор Парамонов пропал без вести.

— Рассказывали, что семья на него нарадоваться не могла, — вспоминает Валентина Брагина. — Статный красавец, и в боях себя показал. После первой награды приезжал в отпуск. Он был командиром танка и в одно из наступлений первым ворвался в деревню Белогурово Ржевского района Калининской области, уничтожил артиллерийскую технику противника, три вражеских ДЗОТа и свыше 30 немецких солдат и офицеров. За это его наградили орденом Красной Звезды.

Парню было 26 лет, когда он пропал без вести. И всю жизнь родители и сестры пытались его разыскать. Ответ пришел лишь в 2015 году. На сайте «Подвиг Народа» семья нашла последнее место службы Федора — Псковская область, опубликовали об этом информацию в местной газете. Спустя немного времени получили письмо. Бывший глава сельского поселения Насвинская волость Новосокольнического района Псковской области Николай Моисеев рассказал, что младший лейтенант Федор Парамонов погиб в боях за станцию Насва. В ночь на 14 января 1944 года началась операция по взятию этой станции для блокировки дороги, ведущей на Ленинград. Немецкие позиции считались хорошо укрепленными. После первого боя экипаж танка Т-34, которым командовал лейтенант Парамонов, был внесен в наградной лист. Во время контратаки на следующий день их танк был подбит. Погибшего Федора экипаж вынес с поля боя. Сейчас он покоится в братской могиле в селе Монаково.

В семье Брагиных считают, что война для них закончилась совсем недавно. Точку поставили в 2015-м.

— Как, скажите, помня такое, сидеть, сложа руки в год 75-летия Победы? — удивляется Анатолий Брагин. Безусловно, светиться будут и портреты героев на стене дома Брагиных, и храм, в котором о них молятся.

Лариса Пустовалова, "Липецкая газета"

Новости по теме Новости MediaMetrics