75 историй Победы

Осталось только три снимка...


В домашнем архиве Инги Ивановны Алексеевой десятки уникальных снимков. Но самые дорогие сердцу — фронтовые фотографии отца и дяди.

Сохранить удалось только три, остальные много лет назад в необъяснимом порыве порезала на куски тяжело болевшая мама. Толстые страницы старинных фотоальбомов испещрены подписями ручкой: кто на снимке, в каком году запечатлен и даже чем знаменит. Рядом с групповыми любительскими фотографиями отца и матери вместе с другими артистами народного театра — профессиональные портреты в фирменных картонных рамках. И это не удивительно — со знаменитым липецким фотографом Леонтием Цаплиным жили в одном дворе. Но и у Алексеевых-Пискуновых уникальных личностей хватало: дед, Пискунов Семен Федорович, к примеру, считался лучшим парикмахером бывшей Дворянской улицы. В семье часто вспоминали, как для театральной постановки тот загримировал артиста под Ленина — восторженные зрители мастера даже на сцену вызывали. А прапрабабушка, родившаяся в 1800 году, прожила 105 лет.

Из нарушителей в милиционеры

Одна из семейных историй связана с выбором профессии мамой, Лидией Семеновной. Однажды в юности двух слегка подвыпивших подружек забрали в отделение милиционеры. Там они попались на глаза начальнику Липецкой уездной милиции Якову Янкину. Тот очень рассердился, мол, не с того жизнь начинаете, и беспрекословным тоном приказал приходить работать в правоохранительные органы. Так Лидия и ее подруга Екатерина поступили на службу.

Помогал правосудию и отец. В середине прошлого века в Грязях орудовала банда. Чтобы ее разоблачить, в нее внедрился милиционер по фамилии Лойко. Агентом, передававшим его послания в правоохранительные органы, был Иван Николаевич Алексеев. К слову, банду в итоге этой операции ликвидировали — было задержано 157 человек!

Иркутская встреча

35 лет отработала в библиотеке УВД и Инга Ивановна. Поначалу выбрала учительскую стезю, после окончания пединститута отправившись по распределению в Иркутск. Стройная прежде девушка неожиданно начала полнеть, стало ухудшаться зрение. Врач заявил, что ей нужно срочно уезжать — климат не подходит. Пообещал, что здоровье наладится за Уралом. На удивление, так оно и случилось.

Иркутск подарил незабываемую встречу. На руке едущего в трамвае железнодорожника в форменном костюме Инга увидела часы с необычно крупным циферблатом — такие были у ее дяди Федора, погибшего на фронте. Мужчина перехватил взгляд.

— Алексеева? — спросил он.

Инга даже растерялась: перед ней стоял другой брат отца — Дмитрий. В 1937 году он высказался против облигаций, за что на десять лет был сослан. У других мужчин семьи две недели в застенках выбивали признания и отказ от родственника. Ради своих близких им пришлось пойти на это, и дядя Митя не мог их простить. Но письма от Инги, которые она ему писала много лет, получал, хотя и оставлял их без ответа.

Водопьянов узнал!

Позднее Алексеева окончила институт культуры в Ленинграде. До сих пор вспоминает своих преподавателей, переживших блокаду, но не растерявших любовь к жизни.

— Всю жизнь мне везло на встречи с замечательными людьми, — рассуждает Инга Ивановна и добавляет: — А я ведь и летчика Водопьянова знала. Его мама, трудившаяся уборщицей в милиции, часто болела. И, порой, я еще девчонкой отправлялась к ним домой, и вместе с Михаилом мы шли выполнять эту работу за нее. Как было весело: он играючи «отдавал приказы», и я помогала приносить необходимый инвентарь. Спустя несколько лет он приехал в Липецк уже знаменитостью. Герой Советского Союза выступал на площади перед земляками, а, возвращаясь, заметил меня и, подкинув над головой, удивился, как я выросла.

Самый дорогой

В июле Инге Ивановне исполнится 90 лет. Нетрудно посчитать: застала и начало Великой Отечественной войны, и долгожданную Победу.

— Мой папа, Иван Николаевич Алексеев, прошел финскую войну, был сапером, — рассказывает она. — Помню, как он сел, опустив голову, услышав страшную весть 22 июня 1941 года. Призвали его в первые дни августа и направили в Казинку. В тот же день эту узловую станцию бомбили немцы, страшное зарево было видно из Липецка. Как рассвело, мы с мамой отправились туда. Навстречу шел отец-сапер, он разминировал дорогу в город. На всю жизнь запомнила его урок того дня — как эмоционально он просил меня ничего не поднимать с земли!

В 1942 году Иван Алексеев сражался на Воронежском фронте. Все члены его бригады получили медали «За мужество» — без минимального ущерба разминировали путь, по которому прошли наши войска. Долго не писал, первую весточку домой прислал уже с Белорусского фронта — вместе со столь памятной фотографией. О боях никогда не рассказывал, все его послания были пронизаны заботой и теплым чувством к семье.

За взрыв моста, который задержал фашистов и дал нашим войскам закрепиться, бригада Алексеева получила личную благодарность от Сталина. После ранения Ивана Николаевича перевели в хозроту, которой он фактически руководил, хотя начальником и числился другой. Бойцы любили его за принципиальность и шутя называли отца «Мать честная!» за его привычную приговорку. Участвовал Алексеев в освобождении Освенцима в январе 1945 года. Из бараков концлагеря неподалеку Кракова он вынес около 300 детей, о чем не мог вспоминать без слез.

Победу он встретил в Польше, но потом заехал в Берлин — посмотреть на поверженное логово фашистов. Всю войну он не одобрял захват трофеев и лишь в столице Германии сделал исключение — взял часы и компас для дочки на память о Победе. В Липецк Алексеев вернулся с первым же эшелоном.

Незабываемый день

В первые часы войны брат отца, Федор Николаевич, служивший недалеко от границы, понял, что произошло. Быстро сориентировавшись, посадил жену и сына в свой самолет и умудрился подняться в воздух, в то время как немцы уничтожали технику на аэродроме. Доставив родных в Липецк, он отправился выполнять свой долг. В тот же день в Борисоглебске, где когда-то заканчивал летную школу, был назначен командиром эскадрильи. Погиб при выполнении боевого задания 15 октября 1941 года, похоронен под Ленинградом.

Не обошла война стороной и саму Ингу. После школы шла она в госпиталь, который располагался на Петровском спуске. Полгода она ухаживала за бойцом-казахом с открытой раной на груди и перебитыми руками. Кормила и делала массаж, читала ему вслух приходившие письма. Столько было радости в день прощания, когда солдат сам смог рукой поднять себе рюкзак на плечо. Спустя время из северного Казахстана пришла посылка с расписной пиалой для своей спасительницы.

— Не забыть мне и День Победы 1945 года! — рассказывает Инга Ивановна. — Первым делом мы, ребятишки, забежали к соседке, у которой 28 апреля погиб в боях ее сын Борис, а затем помчались на Интернациональную площадь, громко разнося радостную весть. Пели, танцевали, радовались, плакали. Это был наш день, день счастья со слезами на глазах.

Если у вас есть редкий фронтовой кадр, если единственное фото с войны хранится в семье как реликвия, если рядом живет энтузиаст, собирающий фотокарточки военных лет, или ждет своего часа рассказ о человеке, которого вы знали только по снимку, поделитесь с нашими читателями. Ждем ваших историй по адресу: lazis2@list.ru. Не забудьте оставить номер своего контактного телефона.

Олеся Скворцова, фото Ольги Беляковой и из архива семьи Алексеевых

Новости по теме Новости MediaMetrics