Общество

Археологическая связка семьи Шиловых


Однажды Ольга Шилова отправилась на дачу к родителям помочь вскопать грядки. Вспоминая лето, резво взялась за дело. Энтузиазм остудила мама — размах лопатой слишком большой. Вот что значит привычка, выработанная многолетним участием в археологических раскопках: принцип «Бери больше — кидай дальше» отработан до автоматизма.

У мужа Оли Сергея — похожее «профессиональное заболевание». После раскопок даже во время огородных работ у родителей взгляд порой минует овощные культуры и выискивает потенциальные находки. Вспоминая прошлое, супруги приходят к выводу: их семьи бы не было, если бы не раскопки.

Поступать только на истфак!

Еще в начальной школе Олю воодушевили рассказы вожатой об интересной жизни археологов. Скромно спросила, что нужно для того, чтобы попасть на раскопки. Ответ «поступить на истфак» она восприняла как руководство к действию. Кстати, сейчас она трудится учителем истории в липецкой школе № 42.

Сергей, ныне специалист по охране труда на одном из липецких предприятий, на первые свои раскопки попал по окончании десятого класса школы села Дмитряшевка Хлевенского района. Был уверен, что в земле будут искать свидетельства боев Великой Отечественной войны, а исследовать пришлось средневековую гончарную мастерскую.

Тема показалась Сергею очень увлекательной. И он решил поступать на исторический факультет. В семье схватились за голову: собирался же в Воронежский сельскохозяйственный институт, несколько лет готовился. И история в этом списке экзаменов не значилась.

Но Сергей настоял на своем. Взялся за учебники. Года хватило, чтоб подтянуть нужные предметы, пройти вступительные испытания и стать студентом истфака Липецкого пед­университета.

«Свинские горки»

— Только приехали в археологический лагерь, стали копать яму для хозяйственных нужд — и тут же нашли целый лепной сосуд! — вспоминает Сергей первый день раскопок у села Грязное Липецкого района. — Вдохновился не только я. Новый товарищ, гуляя по окрестностям, обнаружил наконечник древней стрелы, и я тоже захотел найти что-нибудь этакое. Походил-походил, увидел заросшее крапивой, похожее на свалку старого шлака место, рассказал об этом начальнику лагеря. Думал, тот посмеется. А он достал веревку и компас, и мы отправились туда разбивать новый участок раскопа.

Первый археологический лагерь запомнился и проливными дождями. В иные дни и на место работ не могли попасть — лужи даже сквозь дерн не уходили. А когда вышло солнце и нужно было возобновлять исследования, начинать пришлось с вычерпывания воды из ям. Этот эпизод почти двадцатилетней давности сам стал историей под названием «свинские горки». Воду далеко не относили, а спускали вниз по отвалу — к куче переработанной земли. Поскользнувшийся там участник раскопок невольно подал идею: и завершение работ все отметили катанием по этой грязевой горке. А сколько раз приходилось вызволять застрявшие машины гостей лагеря, пробираться к столовой в резиновых сапогах, при первых лучах солнца бежать к палатке, чтобы вынести спальник на просушку. Да и дисциплина была строгой — провинившихся отправляли в наряд за водой в ручей в низине, крутой спуск к которому также был «обласкан» дождями.

Построение при любой погоде

Не радовала погода и Олю в дни первой полевой практики в Ярославской области. Сейчас она с улыбкой вспоминает, как подобравшиеся к палатке ливневые потоки застали ее врасплох. И пока она в суете бегала, думала, что делать, Сергей методично окапывал палатки, отводя от них эти ручьи. Тогда-то Оля впервые обратила внимание на сокурсника. К слову, ее первым заданием было также вычерпывание воды из сектора на раскопках.

Вместе со сгущенкой — самым ценимым лакомством в археологическом лагере — именинникам и отличившимся выдавали и средство от расплодившихся комаров.

— Добавьте сюда вечно влажные спальники, отсутствие находок — мы проводили археологические исследования в месте предполагаемого газопровода, армейскую дисциплину, — говорит Оля. — Каждое утро, невзирая на погоду и график работ, все должны быть на построении. Белые ночи сбивали с толку — вроде посидишь немного у костерка, а на часах уже половина четвертого утра. Помню, как одного загулявшегося накануне парня, не сумевшего проснуться так рано, на такое построение друзья вынесли прямо на матрасе. Но было и другое — задушевные беседы, песни под гитару у костра, добрые шутки и розыгрыши, приобщение к неформальному братству археологов.

Найти своего диплодока

На символических дипломах на кусочках керамики так и написано: «Прошел все тяготы и лишения экспедиционной жизни и посвящен в археологи». Сергея, кстати, посвящали дважды. Спустя время первый кусок керамики рассыпался, а хотелось его сохранить на память, о чем он по секрету и рассказал товарищу по раскопу. Второй раз-то выдали, но вновь через обряд посвящения — будет знать, как не беречь диплом! Есть такой «документ» и у семилетнего сына Вани. Уже четыре года подряд Шилов-младший вместе с родителями приезжает на раскопки к их товарищам. Одно время даже мечтал палеонтологом стать, не теряя надежды откопать своего диплодока или тиранозавра. Оле и Сергею это знакомо: сами в его возрасте увлекались сначала динозаврами, потом древними египтянами, затем античностью, потом рыцарями и ведьмами. Однако уверены: археологическое детство не пройдет бесследно.

— Выехав на раскопки уже в студенчестве, я был изумлен, что некоторые мои сверстники не умеют трудиться, лопаты в руках ни разу до этого не держали и после первого дня уже мозоли заработали на руках, — говорит Сергей.

Сам он первым делом, даже приезжая в гости на раскопки, берется за тяжелую физическую работу. Напилить дров, пополнить запас воды, поменять газовый баллон, перенести увесистое оборудование — это все к Сергею, за это его в экспедициях шутя величают домовым. Пример отца заразителен.

— Посмотрели на ребенка другими глазами, — с гордостью рассказывает Оля. — Считали его маленьким, а в первые свои раскопки он оказался вполне самостоятельным, чтобы встать по сигналу подъема, взять комплект посуды, получить свою порцию завтрака, найти место за столом и покушать. В этом году как-то для приготовления пюре на всех мы перечистили четыре ведра картошки, а Ваня до конца помогал дежурным порезать ее на кусочки.

Вышел из воды и влюбился

Так вышло, что на протяжении пяти лет на одном курсе Сергей и Ольга практически не общались. Учились в разных группах, но даже на обязательных сборах практически не пересекались. Все решил выпускной вечер. Ближе к утру компания спустилась к реке встречать рассвет, и Сергей решил искупаться. А Ольга, настоящий педагог, посчитала всех, что называется, «по головам» и недосчиталась выпускника Шилова. Выйдя из холодной майской воды, Сергей выслушал все, что она о нем думает. И понял, что даже в гневе Ольга прекрасна.

Встречались около трех недель, после чего решили пожениться. Но по окончании вуза по условиям военной кафедры Сергею предстояла контрактная служба. Третьего августа сыграли свадьбу, через десять дней муж уже направлялся в Йошкар-Олу. У молодой супруги офицера еще не был оформлен паспорт с новой фамилией, поэтому почти целый месяц пришлось ждать в Липецке. А потом, как жена декабриста, отправилась за мужем, нашла работу в Национальной художественной галерее.

За 12 лет совместной жизни ни разу не пожалела о своем выборе.

Открытый лист

Вернувшись в Липецк, Шиловы вновь открыли для себя мир раскопок. Да, многое стало другим. Дровяные печки сменились газовыми плитами, душ вытеснил мытье в речке, а к генератору теперь ежедневно выстраивается очередь из желающих зарядить свои телефоны. Но общая атмосфера осталась, как и люди, ее создающие.

— Для нас это своего рода альтернативная реальность, — признается Оля. — Выбираешься из городской суеты на природу, решаешь простые задачи — работаешь на раскопе, готовишь еду, заботишься о том, чтоб не намокнуть, не замерзнуть. Всем в мире глобальной информатизации нужна такая разгрузка. И в то же время ты причастен к настоящим открытиям, о которых раньше мог только читать в учебниках.

В этом году Сергей получил свой первый открытый лист — документ на право археологической разведки и сбор материалов. Смеются: летом работали «марсоходами» — искали образцы. Всей семьей Шиловы прошли вдоль речки Нега, обнаружив восемь памятников скифского времени. Результатом таких полевых работ стала первая семейная статья, недавно вышедшая в научном сборнике.

— Секрет счастливой семейной жизни в том, что она походная, — улыбаются Шиловы.

Олеся Скворцова

Новости по теме Новости MediaMetrics