Штурм Севастополя, поломанный приемник и осколки войны

13:09, 17 мая 2019
Общество

В квартире на улице Тельмана областного центра корреспондентов "ЛГ" встретил бодрый, улыбающийся, с прямой осанкой военный в парадном мундире и до блеска начищенных туфлях. Даже не верится, что 5 августа участнику Великой Отечественной войны липчанину Андрею Андреевичу Каниболоцкому исполнится 94 года. Приятно видеть человека в столь прекрасной форме, и к тому же такого интересного рассказчика.

— Как вам удается так хорошо выглядеть? — с этого вопроса началась беседа. На этот единственный вопрос полковник, слегка смутившись, только улыбнулся.

Все стало понятно после общения с Андреем Андреевичем и его супругой Марией Александровной. Жизнелюбы, они отличаются редкостным гостеприимством, интересуются событиями и новостями, каждый год ходят на парад. Провожая нас, бравый ветеран советовал посмотреть фильм «Т-34» о танках, которые он впервые увидел своими глазами в далеком 1944-м, когда ему было всего 18.

17-летний солдат

Андрей Каниболоцкий родился в большой крестьянской семье в 1925 году. Его родители переселились с Украины в Оренбургскую область в поисках лучшей доли. На новом месте многодетная трудолюбивая семья жила неплохо.

Из родного села Царичанка, где мальчик окончил начальную школу, он пешком за семь километров ходил в десятилетнюю в соседнюю Судьбодаровку. Десять классов окончил в 1942 году, а в марте 1943-го в неполные 18 лет получил повестку из военкомата. Его направили на курсы радиотелеграфистов. Андрей изучал морзянку и оказался очень способным учеником. В июле новоиспеченных солдат перевезли в Москву, где формировались воинские подразделения. Так сержант Андрей Каниболоцкий попал на 4-й Украинский фронт в Херсонскую область.

— Наши войска гнали противника и встали в обороне Турецкого (Перекопского) вала. Этот ров длиной 11 километров, шириной у основания до 15 метров и глубиной до 10 мет­ров — редчайший памятник фортификации — раскинулся практически на всю границу, отделяющую Крымский полуостров от основной части материка, — говорит ветеран. — Я, как радист, пользовался радиостанцией и еще одной маленькой привилегией, доступной не всем солдатам, — радио.

Активных действий с октября 1943-го по февраль 1944 года в Крыму не было. Все это время шла подготовка к Крымской наступательной операции. Частыми были обстрелы с обеих сторон из дальнобойных орудий. Регулярно прилетали Ан-2 — «кукурузники» — и бомбили немцев с воздуха. Решительно действовала бомбардировочная авиация, существенно ослабляющая силы противника. В конце февраля молодой радиотелеграфист заметил, что в часть стало поступать оружие. Приходили новые самоходки, танки «Т-34», «катюши», пополнялся и личный состав.

— Жили мы в землянках, которые сами же и выкопали. Спали на утрамбованной земле, покрытой травой, укрывались шинелями. В Крыму было тепло. В феврале можно было сушить портянки на открытом воздухе, — вспоминает ветеран. — По заданию штаба наши разведчики время от времени отправлялись в тыл противника и брали «языка», чтобы получать оперативные сведения о диспозиции вражеских войск, планах командования, количестве живой силы и техники. Помню, накануне очередной разведки молодой сержант Осипов, с которым мы жили в одной землянке, плакал. Он говорил, что причиной слез стали плохие известия из дома, но мне кажется, он предчувствовал скорую смерть. Во время операции он погиб.

Штурм Севастополя

8 апреля 1944 года началась Крымская наступательная операция. Утром шла мощная артиллерийская подготовка в сочетании с массированными ударами авиации. По воспоминаниям Андрея Каниболоцкого, уже в первый день штурма Севастопольского укрепленного района враг, потерпевший крупное поражение, вынужден был оставить основной оборонительный рубеж и отступить. Ликвидировать оборону немецких захатчиков и окончательно освободить Севастополь — такова была задача советских бойцов.

Эта операция закончилась 12 мая 1944 года. За активное участие в штурме Перекопа, проявленные при этом мужество и героизм 87-й стрелковой дивизии было присвоено почетное наименование Перекопской. За доблесть и отвагу при освобождении Севастополя дивизия награждена орденом Красного Знамени. У Андрея Каниболоцкого были и личные заслуги и награды в этой знаменитой и других операциях. Сражаясь в составе 226-й отдельной разведроты 87-й стрелковой Перекопской Краснознаменной дивизии, он участвовал в боях за освобождение Севастополя, боевых действиях на 1-м Прибалтийском фронте и был награжден двумя орденами Оте­чественной вой­ны I степени, орденом Славы III степени, медалью «За боевые заслуги» и многими другими.

Из наградного листа ефрейтора, старшего радиста Андрея Каниболоцкого:  «Проявил исключительную отвагу и мужество. Под сильным минометно-артиллерийским огнем противника в районе Северной Бухты Андрей Каниболоцкий держал бесперебойную радиосвязь, тем самым дал возможность советским командирам управлять частями дивизии, ведущими успешное наступление. При напряженной работе радиостанции отказал в работе приемник, на ремонт которого требовалось три часа, но ефрейтор Каниболоцкий, не считаясь ни с какими трудностями, под разрывами мин и снарядов устранил неисправность за 15 минут, тем самым способствуя успеху боя».

Как вспоминает фронтовик, высокой грамотностью он был обязан непрерывному обу­чению радиотелеграфистов и в условиях войны. В Крыму действовали курсы, где шли регулярные занятия.

Крымская наступательная операция привела к полному освобождению полуострова от гитлеровцев. Отбив Крым и Севастополь, Советский Союз вернул себе контроль над Черным морем. Последний крупный вражеский плацдарм, угрожавший тылу действовавших на Правобережной Украине фронтов, был ликвидирован. В течение пяти дней была освобождена главная база Черноморского флота – Севастополь – и созданы условия для дальнейшего наступления на Балканы. В ходе Крымской операции немцы потеряли свыше 111 тысяч человек. Конечно, большими были потери и советских солдат и офицеров.

— Противник осаждал Севастополь почти 250 дней, а наши войска освободили его за трое суток, — говорит Андрей Андреевич. — После боев я прошелся по южному городу и не узнал его. Главная улица Большая Морская была полностью разрушена. Дома практически снесены. Почти уничтожены Морской вокзал и Графская пристань. Мирные жители, измученные осадой и боями, голодные, полураздетые, скрывались в подвалах. Мы делились с ними чем могли.

Боевое ранение

По приказу Ставки дивизия, в которой служил Андрей Каниболоцкий, из Крыма была переброшена в Прибалтику. Весь период боев дивизия находилась в первом эшелоне и успешно выполняла оперативные планы командования. Части дивизии освободили в Литве более 200 населенных пунктов.

11 февраля 1945 года при отражении атаки противника на I Прибалтийском фронте завязался бой, во время которого осколками от разорвавшейся мины радиотелеграфист Андрей Каниболоцкий был ранен в ногу. Его отправили на лечение в госпиталь. Во время операции часть осколков удалось извлечь, а несколько так и остались в его теле — как память о той далекой войне.

Победа и служба

Несмотря на запись в военном билете, что он инвалид Великой Отечественной войны II группы по ранению, после поправки солдат снова отправился на фронт. Победу он встретил в Прибалтике. Утром 8 мая все услышали беспорядочную стрельбу. Потом включили громкоговоритель, откуда и раздалось радостное известие о капитуляции фашистской Германии. После окончания войны Андрея Каниболоцкого направили в танковое военное училище в Киев, а затем в Пермь, где он в звании старшины служил помощником начальника штаба учебного батальона. В 1947 году местом службы стал немецкий город Бернау, куда Каниболоцкого перевели в секретное подразделение. С 1952 по 1975 год он проходил службу в КГБ СССР в Белоруссии, Казахстане и на Украине. Закончил Казахстанский госуниверситет по специальности юрист. В 2015 году Андрей Андреевич вместе с супругой переехал из Киева в Липецк, где живет его младший брат Николай.

9 Мая ветеран Великой Оте­чественной войны был снова в строю. В «Бессмертном полку» он прошел от площади Победы до площади Петра Великого.

Нина Вострикова

Мировые новости