Общество09:15, 2 июля 2020 года

"Мы выжили за счет дедовщины"

1 июля в России отмечается День ветеранов боевых действий. Дата пока не имеет официального статуса, но это не умаляет ее значения. Участников боевых операций, живущих рядом с нами, и тех, кого уже нет, вспоминать нужно не только по праздникам. Эти мужественные люди заслужили право на уважение.

Один из них — липчанин Николай Комаров, кавалер ордена Красной Звезды и медали «За отвагу», прошедший через пекло Афганистана. Сегодня он делится с читателями «Липецкой газеты» воспоминаниями о той войне.

В горах и пустыне

В марте 1983 года молодого студента спортивного факультета Липецкого пединститута призвали в армию прямо с первого курса, отсрочки от службы тогда не полагалось. Уже через неделю он оказался в Средней Азии, в пустыне Каракумы, где пережил все тяготы зноя и постоянной нехватки воды. Для ребят из средней полосы России это было настоящим испытанием. Три месяца он проходил подготовку в Центре боевого переучивания парашютно-десантной бригады.

— К военной службе готовился заранее, — рассказывает Николай Александрович. — Стрелять из боевого оружия я умел еще со школы. Был чемпио­ном РСФСР по второй ступени ГТО, которая предполагала метание гранаты, плавание, бег, стрельбу из боевого оружия. Входил в сборную РСФСР по легкой атлетике. Меня сразу отобрали в разведывательный батальон. Мы учились искать противника, работать в группах, применять все виды оружия.

Через три месяца Комарова вместе с другими ребятами отправили на самолете в Кабул. Оттуда его распределили в Баграм, в третью разведывательно-десантную роту.

— Туда отбирали солдат, которые активно занимались спортом или хотя бы имели крепкое телосложение, — вспоминает он. — Также среди нас были несколько ребят, которые хорошо знали афганские языки — дари и пушту, в основном это узбеки, таджики, туркмены. Практически все были с высшим или начальным высшим образованием.

Из каракумской пустыни Николай Комаров попал в суровый горный афганский климат с его страшной жарой, разреженным воздухом на высоте в три с половиной тысячи метров над уровнем моря. От огромной разницы дневных и ночных температур, порой доходившей до 30 – 40 градусов, разрывались на части камни, отчего в воздухе стоял треск, поначалу вызывавший недоумение.

— Хотя нам и сделали все прививки, — продолжает свой рассказ ветеран, — мы все равно перенесли целый ряд инфекционных заболеваний. За время службы я болел малярией, лихорадкой, гепатитом. Пришлось даже проходить реабилитацию в Самарканде. Там кругом была инфекция, поэтому и средняя продолжительность жизни местного населения не превышала 35 лет.

К тому моменту, как Комаров попал в Афганистан, там уже оборудовали хорошие утепленные палатки для проживания. По его воспоминаниям, солдат плотно кормили, суточная норма была 3,5 тысячи калорий. Поддержать боевой дух воинов-интернационалистов своими выступлениями приезжали Кобзон и Розенбаум.

«Деды» помогли выжить

Основной задачей разведбата, в котором служил Николай, была работа с караванами.

— Там очень мало автомобильных дорог, — говорит он. — Все грузы перевозились на ишаках и верблюдах. Караваны боевиков — моджахедов, или «духов», как мы их называли, ходили в темноте, поэтому мы воевали по ночам, а днем отсыпались. Садились в засады, подкарауливали их на тропах. К концу 1984 года появились электронные ловушки, которые сигнализировали нам о том, что идет караван. В такие места нас «выбрасывали» на вертолетах по тревоге. Уже через два месяца после прибытия в Афганистан я стал другим человеком, очень изменился внешне и внутренне стал жестче.

Когда Николая Комарова представляли к ордену Красной Звезды, в характеристике написали, что он более 250 раз принимал участие в операциях по уничтожению бандформирований. Учитывая, что в году 365 дней, из которых половину он провел в госпиталях, становится понятно,что эти операции были практически ежедневными. В Афгане Комаров получил три ранения и восемь раз был контужен. Однажды сутки лежал без сознания, потом пришлось восстанавливать память. У него взрывом выломаны ушные перепонки, из-за чего левое ухо не слышит. Обо всем об этом ветеран рассказывает сдержанно, без леденящих душу подробностей. Но и без них становится страшно. После тяжелого ранения ему дали месяц отпуска. Говорит, что не мог не вернуться обратно в Афган, ведь с ним в одной роте служили еще восемь ребят из Липецка. Все держались вместе, и он не мог их предать, оставить.

— Мы выжили за счет дедовщины, — откровенно признается Комаров. — У нас были очень грамотные офицеры, которые прошли подготовку в Рязанском десантном училище. За два года службы я успел побывать «молодым», «черпаком», «годиком», «дедушкой» и «дембелем». Целый год я ходил в дозоре, и меня прикрывали «деды». Над молодыми не издевались, их учили, порой жестко, но это было необходимо. Старшие рассказывали нам, как прятаться, маскироваться, собирать разведданные.

Родные и невеста Николая Комарова думали, что он служит в стройбате в Туркменистане. Это была официальная версия. Но отец все-таки сумел разоблачить обман.

— Меня тяжело ранило в руку, и я попал в госпиталь в Красноводск на Каспийском море, сейчас это город Туркменбаши в Туркменистане. Я написал письмо домой и сообщил, что лечусь от пневмонии, но при этом увлекся и упомянул, что купался в море и доплавался до того, что у меня размок гипс. Да еще и фото прислал в тельняшке. Отец, конечно, догадался, что это не стройбат, но маме ничего не сказал.

Синдром справедливости

Сейчас очень многие задают вопрос, кому нужна была эта война. Несмотря на все пережитое, Николай Комаров убежден, что выполнял свой долг. По его словам, советские солдаты и офицеры не только защищали объекты, но и обеспечивали развитие инфраструктуры в Афганистане, строили заводы, восстанавливали дороги, фабрики, завезли туда зерно, другие сельхозкультуры, открыли торговые пути.

— Но самое главное — нам удалось остановить наркотрафик, все эти годы пребывания в Афганистане мы его сдерживали, — говорит ветеран. — А теперь наркотики к нам хлынули так, что никакого оружия и ракет не надо, чтобы погубить народ.

Есть такое понятие «афганский синдром». Николай Комаров называет его синдромом справедливости. Многие вернувшиеся с войны ребята не смогли найти себя. Не все устроились на работу. Не сумев принять правила жизни на гражданке, они нередко бросали вызов обществу — кто-то попадал в тюрьму, а кто-то и в психбольницу, многие просто начинали пить.

— Мне повезло, я никогда не пил. Но тоже испытал тяжелую депрессию в 90-е годы, когда мне было около сорока лет, — признается Комаров.

Вернувшись из Афгана, он восстановился в институте на заочном отделении и пошел работать в школу, потом в комсомол, был комиссаром областного студенческого отряда. Переход к мирной жизни для него прошел практически безболезненно благодаря детям. Вместе с Владимиром Куриловым они создали клуб «Допризывник», который существует уже более тридцати лет, выпустил свыше трех с половиной тысяч воспитанников. В общении со школьниками Николай Комаров нашел свою отдушину. Много лет он отдал службе в областном Арбитражном суде, сейчас вышел на пенсию и продолжает заниматься афганским движением.

Ольга Журавлева, "Липецкая газета"

ВСЕ НОВОСТИ

Обычная версия сайта LipetskMedia [18+]

Информационно-справочный портал СМИ Липецкой области "Липецкмедиа"

Учредитель: Областное бюджетное учреждение "Издательский дом "Липецкая газета"

Главный редактор: Тарасов Максим Вячеславович

Обратная связь: red@lipetskmedia.ru
398055, Липецк, ул. Московская 83
+7(4742) 50-17-53, 50-17-65, 50-17-48

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте LipetskMedia.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование материалов, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС 77-50671 от 24.07.2012. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

2020 год. Все права защищены. Разработка сайта: ФЛОТТ.

LI counter