Лента медиасообщества » Елецкий район


Такое не забывается


23.04.14 21:41

…Немцы захватили Орел в октябре 1941-го. На окраине этого города Анна Николаевна жила с родителями, братьями и сестрами. Отца на фронт не взяли по возрасту, он трудился главным бухгалтером на одном из предприятий города. Мама воспитывала детей (всего в семье было 10 сыновей и дочерей).

В корне поменяла война судьбу братьев Анны Николаевны — Ивана и Павла. Первый ушел на фронт в самом начале войны, был много раз ранен, контужен, но остался жив. Вернулся домой в 44-м.

— Зашел в дом на рассвете, — вспоминает Анна Николаевна. — Мама его узнала не сразу: он добирался домой на паровозе, в кабине машиниста, и не успел смыть с лица гарь и копоть. Я все что угодно ожидала, была готова к тому, что инвалидом вернется. Он на всю жизнь остался глухим и сильно заикался. До войны математикой увлекался, ему большое будущее прочили. Учиться дальше брату врачи запретили…

Долгое время ничего не было известно о Павле. Со всех окрестных деревень городских парней и девушек немцы согнали на вокзал и в товарных вагонах отправили в Германию. 16-летний Павел оказался среди них.

— Паша наш невысокий был, худенький, — рассказывает Анна Николаевна. — Это, может, и спасло его. Тех, кто поздоровее, в Германии на фабрику забрали, а он работал в сельском доме, за скотиной присматривал. Тоже, конечно, тяжело приходилось. Долго не было весточки от него. А тут приходит письмо, а в нем — фотография. На ней — наш Павел, худой, в какой-то робе, с нашитыми номерами. Его освободили американские войска. А вскоре он вернулся.

Павел Николаевич по сей день получает денежную компенсацию из Германии.

Но тогда, в 41-м, мама Анны Николаевны еще не знала, что с сыновьями, да и о младших надо было подумать. Орел бомбили постоянно. Но во много раз хуже стало, когда город занял неприятель. Немцы выгоняли жителей из своих домов, сгоняли по несколько дворов в один дом. Семье Анны Николаевны повезло, они остались жить у себя. Но столкновения с врагом было не избежать.

— Фашисты брали все, что под руку попадется, — продолжает рассказ Анна Николаевна. — В свое время мама купила отрез материала нам на платья. Все хранила в сундуке. Закопали наше богатство в огороде, да немцы нашли, проткнув штыками землю. Стали содержимое сундука рассматривать, и попался им на глаза отрез красного сатина. Тут же набросились на маму, кричали: вы коммунисты, знамя хотели сшить. С трудом удалось убедить их в обратном. А тут я еще, девчонка совсем, кинулась за каким-то куском материи, который нам на платья был обещан. Вцепилась и не отдаю. Тогда один из немцев ногами затопал и за оружие схватился. Мама поспешно увела меня, велела ждать за домом. Выскочила я, в чем была, босиком. Так и простояла на улице, пока они не ушли.

Ничем не гнушались враги: кур, коров со двора уводили, даже валенки прямо с ног снимали.

— Не все немцы были плохие, — добавляет собеседница. — Однажды они нам помогли. Спали мы все на русской печи, в это время у нас солдаты вражеские на постое стояли. И вдруг среди ночи раздался стук, будто упал кто-то. И действительно, это была самая младшая сестренка, она ударилась и сильно поранила голову о край железной миски. Мама кинулась ребенка успокаивать. Проснулись и непрошеные гости. Увидели, в чем дело, подошли, малышку взяли на руки, обработали рану и зашили как могли. (У сестры на всю жизнь шрам остался). Мама волновалась, а один немец достал фотографию и показывает ей: смотри, мол, у меня у самого трое детей.

Постоянный страх был спутником всех, кто остался в оккупированном городе. Страх за себя, за детей, а еще голод. На всю жизнь запомнила Анна Николаевна буханку хлеба, что протянул ей из военной машины боец.

— Когда «козелок» на шоссе остановился возле нас, думала, все, сейчас убьют, — рассказывает она. — Потом только догадалась, это, наверное, разведчики наши были, пожалели девчонок.

В 1943-м Орел освободили. Все время, что шли бои, семья пряталась в подвале у соседей. Слышали крики, стрельбу. И вот наконец советские солдаты. Они вошли в дом — и первым делом попросили воды.

Город лежал в руинах, кругом окопы, убитые бойцы — наши и неприятеля.

Мир пришел на орловскую землю, но голод по-прежнему мучил людей. Анна Николаевна с мамой ходили по деревням, меняли вещи на продукты. Случалось, что никто ничего не брал. Такое отчаяние охватывало!

А тут еще погиб девятилетний брат Анны Николаевы. Они с друзьями нашли мину, и мальчишеское любопытство обернулось бедой. Двое ребят погибли, один остался инвалидом.

Решили тогда родители перебраться в сельскую местность. Так и оказались в совхозе Солидарность. Отец Анны Николаевны приезжал туда проводить ревизию, ему предложили остаться. Он и семью перевез.

— Тогда в совхоз на корм курам присылали рыбу сушеную, а мы ее ели. Тем и спаслись в голодные послевоенные годы, — рассказывает Анна Николаевна.

Маме ее долгий век был отпущен. Она умерла на 92-м году жизни, и в таком преклонном возрасте учила сына азбуке Морзе (она еще в гражданскую войну работала телеграфисткой, в свое время окончила гимназию).

Анна Николаевна вот уже 65 лет живет с мужем Иваном Федоровичем. Он в войну работал на железной дороге, восстанавливал разрушенные пути. Сейчас у ветерана здоровье уже не то, все-таки возраст. Тем ценнее для нас воспоминания этих людей, которые они бережно хранят. Они не тускнеют с годами, пусть прошло уже не одно десятилетие. Сохранить память, помочь ветеранам стараются и в Центре соцобслуживания населения по Елецкому району. На днях специалист центра Е. Мелихова побывала у пенсионеров. Они не одиноки. Сын Михаил помогает во всем.

Слишком много испытаний выпало на долю этого поколения. Такое не забыть никогда.

Источник: http://www.elkrai.ru/?p=561