Городская среда

Мои первые «Жигули»


Декабрь 28, 2016 10:24 2

В канун Нового года  каждый из нас под перезвон Курантов  обязательно желает самому себе лучшей жизни. Здоровья, счастья и побольше денег. А вот ровно 25 лет назад, в канун 1992-го, всё было  наоборот.  Люди о лучшей жизни и не мечтали, хуже бы не стало. А деньги пытались  не заработать, а потратить  вплоть до последней копейки. И подтолкнуло моё поколение к этому заявление президента РСФСР Бориса Ельцина, пообещавшего «лечь поперёк рельсов», если  цены повысятся более чем в три-четыре раза.

Слова Ельцина люди всерьёз  не восприняли и начали скупать всё подряд. И не ошиблись.  В первые дни нового 1992 года цены на большинство товаров  выросли  в среднем в 26 раз, а зарплата осталась прежней. В итоге реальные доходы населения за новогоднюю ночь упали до 44 процентов от уровня 1991-го.

Но, в отличие от остальных жителей Липецкой области, работники НЛМК встретили  «шоковый» 1992 год  очень  радостно. Они успели потратить все свои сбережения, не оставив  денег даже на бутылку шампанского и салат «оливье». Чокаясь чашками с чаем, металлурги поздравляли друг друга не столько с Новым годом, сколько с тем, как им сказочно повезло.  А подфартило новолипчанам неслыханно.

Генеральный директор НЛМК Иван Франценюк и главный инженер Новолипецкого комбината Андрей Белянский были люди мудрыми и тоже не поверили Ельцину. И в конце 1991-го начали  выбивать  долги  с предприятий за отгруженный металл, требуя не деньги, а произведенную ими продукцию. И случилось чудо.

В последние дни декабря 1991 года с Волжского автозавода в Липецк прибыло несколько эшелонов  с  двумя тысячами штук  ВАЗ-2106. «Жигули» были недоукомплектованны, но на ходу. И покупка сверхдефицитных тогда авто  стала для работников НЛМК воплощением мечты.

Получил новогодний подарок и я. Мне достался  белый «жигуль»  без фар,  внутренних ручек, подлокотников, запасного колеса и набора ключей.  Но я был счастлив. Это была моя первая машина, и заплатил я за неё 31 декабря 1991 года всего 16,5 тысячи рублей. В первых  числах января 1992-го точно такой же ВАЗ-2106 стоил уже 180 тысяч.  Цены продолжали скакать  день ото дня. И когда у меня через полгода свинтили с машины зеркало, то новое на авторынке я купил за те же 16 тысяч. То есть по декабрьской цене автомобиля.

Но на всех работников НЛМК «Жигулей» не хватило. И в том же декабре 1991-го  Франценюк с Белянским с утра до ночи обрывали телефоны директоров предприятий-должников. И в Липецк железнодорожными составами  везли   газовые плиты из Донецка, мотоциклы «Урал» из Свердловска, мотоблоки «Витязь» из Вологды, лодочные моторы «Вихрь» из Куйбышева,  холодильники «Минск» из Белоруссии и Snaigė из Литвы.

Новый холодильник у меня уже был, но на всякий случай прикупил ещё два. И «Минск», и Snaigė. По 400 рублей каждый. После Нового года  стоили они уже по пять тысяч. А вот на чудо отечественной белой техники - стиральную машинку «Вятка-автомат» за 600 рэ - денег уже не хватило. И  очень тужил. На «Вятку» цены выросли аж в 20 раз.

И так в декабре 1991-го  отоваривался  весь многотысячный коллектив НЛМК. Спасибо  руководству комбината, что не дали обесцениться деньгам металлургов.

Но с наступлением 1992 года у многих возник вопрос: что делать с накупленным? И тут сталевары с вальцовщиками враз стали предпринимателями, начав  сбывать бытовую технику в половину, а то и в треть новой цены. Все липецкие  газеты  пестрели объявлениями «продам недорого».

Свои два новых холодильника я  подарил родителям и тёще. А вот у моего приятеля  до сих пор в гараже мотоблок пылится. Продать не удалось, теперь же его  даром никто не берёт, а выбросить жалко.

Чуть не забыл. Благодаря предновогодним «Жигулям» некоторым работникам НЛМК удалось решить  жилищный вопрос. Квартиры на комбинате тогда выделяли ещё бесплатно, рынка жилья не было и цены, несмотря на галопирующую инфляцию, на него  были низкими. «Молодожёнку» или «однушку» в  «хрущёвке» можно было выменять за новенький  ВАЗ-2106.

Кстати, мои первые «Жигули» не просто стали для меня в 91-м сказочным новогодним подарком, но и помогли много лет спустя купить новое авто зятю. У меня была уже другая машина, а «шестерка» ржавела в гараже, пока не пришел новый 2010 год. В России началась программа утилизации старых автомобилей. И за груду металлолома на колёсах государство заплатило мне 50 тысяч рублей.

Повезло так повезло, чего и вам желаю. 

Виктор КАМСКИЙ

Новости по теме Новости MediaMetrics