Городская среда

Как Брежнев музей Плеханова открыл в Липецке

Липецкий градоначальник чуть не лишился должности из-за увековечивания памяти всемирно известного философа-марксиста

Декабрь 09, 2016 17:38 0

В воскресенье, 11 декабря, нашему земляку, одному из основоположников российской социал-демократии Георгию Плеханову исполняется 160 лет. И чем ближе юбилей, тем  больше  появляется  баек об истории появления в Липецке музея философа. Самая распространенная  о том, что именно в этом  самом доме, где экспозиция открыта, и жил Плеханов. Другая гласит,  что  деревянное строение  в центре города –  новодел, но  в деталях повторяющий архитектуру и внутреннюю отделку родового дома дворян Плехановых.

Так что же это за здание такое на самом деле? Об этом сохранились воспоминания бывшего главы Липецка Николая Яхонтова. Светлая ему память.

- В 60-е годы прошлого века улица Плеханова с домом, где в юности жил Георгий Валентинович, была не шире четырёх метров. Две телеги с трудом разъезжались. Кругом покосившиеся избы, ни водопровода, ни канализации, помои прямо на мостовую выплескивали, - вспоминал Николай Яхонтов. – Работал я тогда на «Свободном Соколе» председателем профкома доменного цеха. И поручили мне изготовить табличку со словами «Здесь жил Г.В.Плеханов». Когда доску отлили, стыдно  было её на стену  вешать. Это даже не дом был, а какой-то сарай заброшенный. Обидно стало и за земляка нашего, и за историю липецкую. Тогда и появилась мечта привести постройку в порядок и открыть в ней музей.

- И вы открыли его?

- Открыть-то открыл. Но сам удивляюсь этому. Став председателем горисполкома, жил я в одном доме с первым секретарем Липецкого обкома КПСС Григорием Павловым. Как-то зашел я к нему в гости с праздником поздравить. Хлопнули мы по рюмке-другой,  я и говорю… Мол, все города, как города, чтят своих выдающихся земляков, а у нас и был-то единственный Плеханов, но вспоминают о нем лишь, когда речь о психбольнице заходит. Павлов покачал головой и идею мою о доме-музее Плеханова поддержал.

- А разве без разрешения Павлова нельзя было музей открыть?

- Господь с вами. В те годы без ведома первого секретаря обкома КПСС даже чихнуть было невозможно. Так вот… Пригласил я из столицы известного реставратора профессора Гнедовского. Он порылся в архивах и установил, что от дома Плеханова в Липецке остались лишь стены двух комнат из шести былых. А все пристройки и мансарда были возведены уже при Советской власти. Пришлось разобрать сруб по бревнышку и по сохранившимся чертежам возвести точную копию дома, где жил Георгий Валентинович. Но строение подожгли и все бревна, стены и полы обуглились.

- Поджигателей нашли?

- В тот же вечер чекисты вычислили двух подростков. Но они оказались сыновьями высокопоставленных милицейских начальников и дело замяли. А мне пришлось отстраивать дом Плеханова заново. И совсем на другом месте, но недадеко от пепелища. И тут уже было не до исторического соответствия с оригиналом. Главное, чтобы все как можно надежнее было, пожаробезопасно и простояло бы долгие годы без ремонта. Но это полбеды. Министерство культуры запретило завозить в музей экспонаты и оборудовать экспозицию.

- Что так?

- Да то, что на дворе была середина 70-х. Пригласили меня в Пензу на совещание министра культуры Мелентьева с главами российских городов. Попросил я слово в прениях и говорю, что мы музей Плеханова построили, а министерские чиновники палки в колеса вставляют. Мелентьев от неожиданности аж в кресле подпрыгнул и давай обвинять меня в политической близорукости. Смотрите, говорит, до чего липецкий градоначальник додумался: в государстве рабочих и крестьян музей помещику построил. Я возразил. Мол, Пушкин с Толстым да и сам Ленин тоже не из пролетариев были. Но это только подлило масла в огонь. Министр перешел на крик, заявив, что я подрываю устои Советской власти, проповедуя идеи меньшевика и оппортуниста Плеханова. А после такого обвинения вполне можно было партбилета лишиться.

- Но, судя по всему, обошлось?

- Помог случай. А точнее ошибка допущенная помощниками Брежнева, писавшими  генеральному секретарю ЦК КПСС доклад к 250-летию Академии наук. На юбилее Леонид Ильич назвал Плеханова соратником Ленина, хотя, как известно, Георгий Валентинович всегда был его ярым оппонентом, выступал против большевиков и осуждал октябрьский переворот 1917-го. Но слово, как говорится, не воробей – вылетело, не вернешь. Раз причислил глава государства Плеханова к лику соратников Ленина, значит, так тому и быть.

- После этого министр культуры пересмотрел свои политические взгляды?

- И не подумал. Но в Липецк приехали две женщины из ЦК КПСС проверять работу горисполкома с письмами трудящихся. Мы как раз зоопарк к открытию готовили. Я привел ревизоров в зимний сад и подарил им несколько горшков с экзотическими цветами.

- То есть, взятку дали…

- Называйте, как хотите, но это очень растрогало московских дам. Я им и говорю, что жалоба у меня на министра культуры есть. Но как её передать в Центральный комитет КПСС не знаю. Если в почтовый ящик такое письмо опустить, то дальше липецкого КГБ оно не уйдет. И женщины пообещали передать депешу лично в руки Константину Черненко, он тогда общий отдел ЦК возглавлял.

Прямо в зоопарке сел я за пишущую машинку и на бланке председателя Липецкого горисполкома накатал Константину Черненко жалобу. Мол, претворяя в жизнь гениальные идеи дорого и любимого Леонида Ильича Брежнева, высказанные им на юбилее Академии наук, мы построили музей соратнику Ленина, нашему земляку Плеханову. А Министерство культуры не разрешает открывать экспозицию.

- Неужели Черненко клюнул на этот блеф?

- Не то слово. Где-то через месяц звонит помощник первого секретаря  Липецкого обкома  Григория Павлова и говорит, что из Кремля фельдъегерь с письмом прибыл и по мою душу бюро областного комитета КПСС созывают. Сразу понял, что из-за жалобы. Всё думаю, допрыгался. Сейчас меня с работы увольнять будут. Приезжаю и вижу на столе конверт с красными сургучными печатями. А в нем решение Политбюро ЦК КПСС, обязывающее Министерство культуры срочно открыть в нашем городе дом-музей Плеханова, а Липецкий облисполком - всячески содействовать его работе.

Павлов сотоварищи ничего понять не могут: ни до, ни после этого случая, решений Политбюро по Липецкой области никогда не принималось. А тут вдруг из-за какого-то провинциального музея высшее руководство СССР специальное постановление подготовило. Про жалобу в ЦК я, естественно, никому ничего не сказал.

- Не верится, что кремлевским небожителям делать больше было нечего, как по таким пустякам собираться…

- Не все так просто. Черненко хитрым лисом был, и брать на себя ответственность за открытие музея меньшевику Плеханову не решился. Но на жалобу главы Липецка прореагировать был обязан. И передал моё письмо секретарю ЦК КПСС по идеологии Суслову. А тот, видимо, реверанс перед Брежневым захотел сделать, и вынес вопрос на Политбюро. Дескать, смотрите, Леонид Ильич, как рядовые коммунисты из глубинки воплощают в жизнь ваши мудрые слова.

- Выходит, если бы Брежнев ошибочно не назвал Плеханова соратником Ленина, музея в Липецке не было?

- И меня тоже. Посадить не посадили бы, но за конфликт с министром и «политическую близорукость» могли и с должности снять, и из КПСС исключить. Просто повезло. И повезло вдвойне. После открытия музея Плеханова мне стало гораздо легче решать городские проблемы. В руководстве Липецкой области заподозрили, что я на дружеской ноге с кем-то из руководства СССР. А я этот миф не опровергал.

Виктор КАМСКИЙ

Новости по теме Новости MediaMetrics