Общество

Чем воняет в Кривце и виновата ли птицефабрика?


0

Уже только ленивый не обсуждает ситуацию в Кривце. О том, что  «липецкая Швейцария» в одночасье превратилась в место, где люди  вынуждены жить с закрытыми форточками, перестали петь птицы, не  растут грибы, загажен весь лес и обмелела река, знают, пожалуй, все. Более того, некоторые сельские жители жалуются на удушливый кашель,  аллергию, приступы головокружений и мигрени. Но корреспонденты  «Липецкой газеты» все-таки решились рискнуть собственным здоровьем и  побывать в Кривце. Своими глазами они увидели, что же на самом деле  там происходит.

В село приехали обычным будничным утром. Вышли из машины и сразу стали принюхиваться, прислушиваться. Кукарекали петухи, лаяли собаки, летали птицы. На «чернобыльскую зону» сельский пейзаж явно не тянул. Неприятного запаха не было, размеренная жизнь  российской глубинки текла своим чередом.
 
В поисках острых ощущений решили пройти по тем улицам, которые находятся ближе всего к предприятию «Кривец-птица», откуда по предположению местных жителей исходит ужасный запах помета. Мнения, которые удалось услышать, разделились.
 
Местная жительница Мария Осипова на вопрос о неприятных запахах говорит, что в последнее время об этой проблеме забыла.
 
- Сначала, когда птичник только построился, запах, действительно был. Но вот этим летом уже все прекратилось, - сказала Мария Ильинична. - Не знаю, что там сделали, но до нас не долетает.
 
 
С ней согласна и старожил села Валентина Зайцева. Бабуля родилась еще в 1940 году и прожила в Кривце всю жизнь. Рано потеряла отца, помнит голодные послевоенные годы, работала в телятнике, а потому жалобы современного поколения на неприятный запах навоза ей не понятны. - У нас раньше на каждом дворе держали и коров, и лошадей, и поросят, и овцы, и коровы, да колхозное стадо было, так никто на запахи не жаловался, - говорит она. - Домой пускали скотину, приходила домой из телятника, так ватник вешала на забор проветрить до утра. А сейчас какие запахи? Скотины не осталось почти. Это все городские воду мутят, дачники. Им не угодишь.
 
Но с позицией старожил не согласны новые жители села Федор Поляков и Светлана Сальникова. В Кривец они переехали из Липецка относительно недавно, около четырех-пяти лет назад. Красота здешних мест, чистейший лесной воздух сыграли решающую роль в переезде в Добровский район.
 
- Сначала мы кайфовали, ходили в лес за грибами, наслаждались жизнью в Кривце, - рассказала Светлана Михайловна. - Сюда приезжали отдыхать люди из Москвы, Воронежа, а теперь они пытаются продать свои дома. Несколько раз в неделю запах стоит просто невозможный. Я днем захожу в дом, закрываю все окна и жду пока закончится вонь. Пахнет не коровьим навозом, а живым
амиаком, птичьим пометом.
 
Федор Поляков уверен, что неприятный запах появляется в восемь часов вечера и стоит примерно до 23 часов. Как раз в то самое время, когда народ возвращается с работы.
 
В надежде, наконец, почувствовать нестерпимый запах птичьего помета и аммиака, корреспонденты отправились на само предприятие «Кривец-птица». Его генеральный директор Михаил Васильев встретилу входа, протягнув одноразовый халат, шапочку, бахилы. Униформа нужна не для того, чтобы защитить журналистов от вредного производства. А наоборот. На одежде и обуви к индюшкам могут попасть опасные вирусы, поэтому нужны особые меры предосторожности.
 
Прошли через душевые, раздевалки, наступили в емкости с дезинфицирующим раствором и, вот - самое сердце птицефабрики. Вокруг 12 корпусов откорма птиц, но резкого удушливого запаха аммиака нет. В голову закрадываются мысли о том, что журналистов обманули и привели вообще не туда.
 
- А индюшки живы, они на месте? - спросили у Михаила Сергеевича.
 
- Что, по вашему мнению, я должен был сделать с птицами, чтобы сейчас не было запаха, - говорит Васильев. - Приказал им не дышать и не испражняться, или вентиляцию на полдня отключил? Процесс жизнедеятельности индюшек такой же, как у других животных. Вонь не может идти в строго определенное время или по часам...
 
 

Гендиректор отрывает первую попавшуюся дверь в одном из корпусов. Навстречу выходит оператор Татьяна Темникова и рассказывает, что  птица находится в соседнем зале. Но через небольшое окошечко разглядеть ничего не получается, в помещении темно.

- Птенчики совсем маленькие, мы сейчас их разбудим, - с болью в голосе говорит женщина.
 
 Разбуженные птенцы напоминают желтое пушистое море. Запах есть, но совсем не тот, о котором говорили жители Кривца. Не резкий, не аммиака, просто птицы и немного опилок.
 
 
- Мы стали применять новое средство для подстилки, - поясняет Васильев.
 
- Кроме опилок мы используем специальные бактерии и грибы, которые поглощают сероводород и аммиак. Исследования и замеры показали, что объем выбросов за счет новой подстилки снизился на 30 процентов.
 
Как рассказала Татьяна Темникова, подстилку в корпусе меняют раз в сорок дней. Когда птица подрастает ее переводят в другое помещении, а весь помет вместе с опилками убирают, моют пол и запускают следующую партию  «постояльцев».
 
- Всю старую подстилку мы возим на специальную площадку складирования, - рассказал гендиректор. - Она находится в пяти километрах от населенного пункта. Там твердые отходы перегнивают и накапливаются, а весной и осенью их забирают фермеры и в качестве удобрений вносят на поля. Другими словами, запах птичьего помета долетать до Кривца с этой площадки сладирования никак не может. А если это и было так, то воняло несколько часов в день, а постоянно.
 
Для чистоты эксперимента корреспонденты попросили гендиректора допустить их ко взрослым индейкам. Отправились в соседний корпус, и наконец-то цель достигнута - нашли тот самый неприятный аммиачный запах. Но поразительное дело — плохо пахнет только внутри помещения, а не снаружи. И если в двух шагах от корпуса нет этого запаха, как его регулярно могут осязать жители Кривца?
 
Объяснение может быть лишь одно - неприятный запах выходит на улицу, когда моют и убирают корпус. Раз в сорок дней при сильном ветре в нужную сторону, теоретически, он способен долететь до людей. Но сколько требуется времени, чтобы погрузить старую подстилку на грузовики и вывести ее на площадку для складирования? Несколько часов, не больше. А проводить такие работы поздно вечером в кромешной темноте, явно никто не будет.
 
Но помимо твердых отходов на «Кривец-птица» есть еще вода, которая остается после мойки помещений, и кровь от туш птиц. Она поступает на очистные сооружения предприятия. Пройдя все ступени очистки конечный "продукт" поступает в колодец, откуда потом его откачивает насос ассенизаторской машины.
 
Гендиректор откидывает крышку колодца, берет длинную палку с привязанным к ней пластиковым стаканом и черпает жидкость. Она не пенится, практически прозрачная, не воняет, но имеет технический запах. И то, если подносить лицо к стакану и принюхиваться. Опускать в неизвестную жидкость руки страшновато. Поэтому Михаил Васильев выливает воду на свою ладонь. Кожа не оползла, не покраснела, при попадании в землю запах не усилился.
 
- Эту жидкость мы сдаем на анализ дважды в месяцы. А ежедневно таких отходов у нас накапливается немного, порядка 20 кубов, - говорит он. - Одной, двух машин вполне достаточно, чтобы отвести их на Лебедянские очистные сооружения. Этим занимается «Региональная многопрофильная компания», с которой мы сотрудничает второй год. Нареканий к их работе у нас нет, но если проблемы возникнут, нам проще разорвать с ними договор, чем нести имиджевые потери.
 
Последний пункт  программы — убойный цех. Зрелище, конечно, не для слабонервных, но корреспондентов интересуют туши умерших птиц и такие отходы производства, как перья и кишки. Вдруг они валяются где-нибудь за ангаром и распространяют зловония на всю округу? Оказывает, эти отходы производства — ценный продукт. Все это хранится в герметичных контейнерах при специальных температурах. Раз в три дня их забирают партнеры птицефабрики, отвозят в Белгородскую область, где производят мясокотную и кровяную муку.
 
Прощаясь, гендиректор заметил, что в последнее время ему приходится регулярно проводить подобные экскурсии для жителей Кривца. Увидев все своими глазами, люди понимают, что большинство страшилок про птицефабрику, которые ушли в народ, просто беспочвенны.
 
- За лето наше предприятия пережило огромное количество плановых и внеплановых проверок Роспотребнадзора, Росприроднадзора, управления экологии, - сказал он. - Их лаборатории приезжали к нам за пробами не меньше пятнадцати раз. Ни одно исследование не подтвердило превышение ПДК в воздухе или в почве. У нас есть все заключения, все паспорта отходов.
 

Одна из участниц подобных экскурсий — в прошлом москвичка, а ныне молодая многодетная мама Елена Середова. В Кривце ее семья постоянно  живет последние девять лет. Опасаясь за здоровье своих детей и напуганная слухами об экологической угрозе, женщина вместе с инициативной группой сельских активистов летом посетила предприятие.

- Радуют, что руководители открыты для диалога, - сказала она. - За время экскурсии мы ни разу не услышали от гендиректора «сюда не заходите, туда не смотрите». Конечно, нужно понимать, что птицефабрика — это не операционная, ситуация не критичная, у нас были замечания, и руководство обещало их устранить. Главное для нас, чтобы соблюдались все санитарно-гигиенические требования.
 
Предприятие помогает школе, занимается благоустройством, создает рабочие места. Кривец — это не заповедник, не пансионат для престарелых и не площадка для барбекю. Это село, которое должно жить и развиваться. 
 

И.о. начальника управления экологии и природных ресурсов Липецкой области Андрей Мартынец прокомментировал ситуацию: "В связи с многочисленными обращениями граждан вопрос состояния окружающей среды в селе Кривец находится на контроле нашего управления и включено в план маршрутного мониторинга состояния окружающей среды. Нашими специалистами совместно с экологической лабораторией осуществлялись выездные проверки обследования села. С мая по октябрь проводилось комплексное экологическое обследование, отбирались пробы атмосферного воздуха, почвы и воды с поверхности почвы. Результаты мониторинга показали отсутствие превышений действующих нормативов. Негативного воздействия предприятия на окружающую среду не установлено".

Анастасия Карташова, "Липецкая газета", фото Ольги Беляковой

Комментарии 0

Новости по теме Новости MediaMetrics