Политика

Игорь Артамонов жёстко и последовательно реализует свои идеи

Так считает доктор политических наук, профессор Дмитрий Нечаев

Декабрь 15, 2018 16:21 0

Уже два месяца Липецкая и Курская области живут под руководством временно исполняющих обязанности губернаторов – людей, приезжих из столицы. Как зарекомендовали себя назначенцы и с какими трудностями им предстоит столкнуться в ближайшем будущем? Да и стоит ли ждать от врио сюрпризов? Чтобы получить ответы на эти и другие вопросы,  «МК Черноземье» побеседовал с доктором политических наук, профессором Дмитрием Нечаевым.

– Дмитрий Николаевич, практически одновременно во главе двух регионов Черноземья оказались люди, не представляющие интересы местных политэлит. В этом они схожи. А в остальном?

– В деятельности временно исполняющих обязанности губернаторов Курской и Липецкой областей Романа Старовойта и Игоря Артамонова есть очень много схожего в подходах, в стиле, лидерских качествах. В данном разрезе я бы выделил четыре принципиальных общих момента, которые их объединяют.

Во-первых, и Артамонов, и Старовойт пришли с наличием сильных лидерских качеств, которые они вырабатывали за долгие годы, проходя разные этапы в системе управления, и как мне представляется, благодаря этому многое успеют сделать позитивного для своих субъектов РФ. И самое главное – у каждого из них есть мощная энергетика переустройства, изменений и созидания.
 
Приведу такой пример. Когда Игорь Артамонов появился в Липецкой области, на мой взгляд, он уже был нацелен на изменение кадрового состава Администрации Липецкой области. И уже ничто не могло поколебать в принятии данных решений. Перестановки начались буквально на следующий день после его официального вступления в должность. Старовойт не так быстро, как его коллега, но тоже не стал медлить с кадровыми переменами. Что касается их лидерских качеств, то тут тоже есть существенные сходства.

Если брать типологию лидерства В. Паретто, то он выделял «львов» и «лис». Артамонов и Старовойт, согласно этой типологии, «лисы» («львами» были Королев и Михайлов). В свое время политолог Маргарет Херманн разработала свою типологию лидерства, исходя из имиджа. Она выделила четыре типа: служитель, знаменосец, пожарный и торговец. Так вот, на мой взгляд, и Старовойт, и Артамонов – это торговцы, и в этом их сходство. Они «продают» свои идеи в хорошем смысле, убеждают людей, вовлекают их в осуществление своих проектов или намерений. Причем, и тот, и другой, в особенности Артамонов, делает это достаточно жестко и последовательно.

Во-вторых, и курский, и липецкий главы пришли, на мой взгляд, несмотря на несколько иные точки зрения местных экспертов и аналитиков, на очень хорошую материальную базу в регионах. В Липецкой области достаточно динамично развивается реальный сектор экономики. Этот регион был одним из первых, где появилась особая экономическая зона. Причем, с 2005 года она стала показывать свою эффективность. В этом регионе очень мощно развивается процесс новой индустриализации, создаются промышленные кластеры, выстроена система финансовой кооперации, которая не похожа ни на одну из других систем кооперации в России. Иными словами, в липецком регионе экономически активное население вовлекается во взаимопомощь, в некую солидарность. И это очень хорошая база для дальнейшего развития.

В Курской области динамично и хорошими темпами развивается такая отрасль экономики региона, как АПК, развиваются предприятия перерабатывающей промышленности. Да, в сельском хозяйстве есть определенная доля архаики, но ее доля не так значительна. В промышленном секторе тоже происходят позитивные изменения, во всяком случае, Курская область не переживала период повсеместной деиндустриализации и не входит в так называемый «ржавый пояс» ЦФО из 8 областей (Воронежская, Орловская, Ивановская и др.). И здесь, хоть медленно, но верно происходит процесс реиндустриализации. Курская экономика показывает хорошие результаты. В 2017 году в регион было привлечено 100 млрд рублей инвестиций. Для сравнения, области-лидеры - Белгородская и Липецкая привлекли где-то по 139 млрд рублей каждая. А  Костромская область, например, привлекла всего лишь 20 млрд рублей. Что называется, почувствуйте разницу.

В таких условиях Старовойту и Артамонову изначально трудно найти приложение своим идеям, силам, своей энергетике. Таким лидерам непросто и утвердиться в региональной политической элите в рамках того, что уже было сделано до них. Это непросто. Если бы они пришли в Богом забытые деградирующие территории типа Ивановской или Брянской областей, то им было бы значительно легче. Но Артамонов и Старовойт пришли на хорошую базу созидания. И им в этом отношении невероятно трудно, поскольку регионально-политическая элита, а это порядка 200 человек в каждом регионе, очень внимательно смотрит за тем, какие проекты и каким образом будут реализовывать в ближайшее время врио глав регионов, обязательно сравнивая их с экс-губернаторами Михайловым и Королевым. Поэтому для Артамонова и Старовойта самое сложное сейчас – это выбрать свои собственные приоритеты, найти согласие в обществе на их реализацию и добиться существенного приращения добрых дел в экономике и социальной сфере. Более того, все осложняется тем, что между регионами РФ существует жесточайшая экономическая конкуренция за ресурсы и результаты, в том числе и за привлечение инвесторов.

Для объяснения общего между Артамоновым и Старовойтом позволю себе еще одну типологию лидерства политолога Роберта Такера. Он выделяет консерваторов, реформаторов и революционеров. Бывшие губернаторы были консерваторами, пришедшие на их смену – не революционеры, они реформаторы. Для меня интересно найти ответ на вопрос, как им удастся реформировать всю систему управления, при которой надо не разрушить то позитивное, что уже сложилось и при этом нарастить что-то свое, сделать приращение в созидании за счет своих мыслей, идей и проектов? Это трудная задача, она сложно выполнима.

В-третьих, главный вызов для Старовойта и Артамонова состоит в том, что среди части критически настроенной региональной элиты была востребованность перемен, они этого хотели. Поэтому пришедшие руководители попали в определенную ловушку. Я бы назвал ее «ловушкой новизны». От новых лидеров ждут успехов, что называется здесь и сейчас. Причем, успехов по новым направлениям.

Например, Липецкая область сейчас вошла в пилотный проект федерального правительства по борьбе с бедностью, наравне с Ивановской областью. Но как воспримут этот проект жители Липецкой области, пока не до конца понятно. Ведь липчане, наравне с белгородцами и калужанами, давно считают себя более успешными среди своих соседей по ЦФО. Признавать себя бедными гордость не позволяет. Нужно многое объяснять.

В-четвертых, увы, не все идеи, проекты и, самое главное, стиль управления приходится по душе региональной политической элите Курской и Липецкой областей. И в   этом пока нет ничего трагического. Просто для местной элиты, для лидеров общественного мнения, новации в управлении и принятии решений, форматы коммуникаций пока представляют психологические трудности.

К примеру, Артамонов в Липецкой области предпочитает вести встречу с собеседником, который должен иметь с собой презентацию. Кроме того, он часто выезжает в поездки по вверенной ему территории (кстати, Липецкая область, как и Курская, является регионом с традиционным обществом). Встречающие областное начальство за долгое время привыкли к определенной иерархии в отношениях, к традиционным коммуникациям, к системе взаимодействия. А Артамонов иногда демонстрирует стиль в общении, который больше похож на стрессовые технологии.

– Вы отметили, что Старовойт и Артамонов пришли из разных сфер. Только ли в этом их различия?

– Не только. Есть как минимум еще три различия. Первое. Для Игоря Артамонова характерна менеджеристская модель управления. Он работает со своими замами и подчиненными по принципу «приказ-исполнение-проверка эффективности». Разумеется, эта модель хороша по-своему, потому что четко коррелирует постановку задачи, ее решение и эффективность. Но есть и определенные издержки. Судите сами, региональное липецкое общество – это не воинская часть и не структура банка, оно не может жить «по приказу».

В этом отношении у Романа Старовойта модель более гибкая. Она связана с управлением в системе государственной службы. Курский глава региона, несмотря на то, что он по возрасту достаточно молод, получил определенный опыт в разных сферах. Старовойт больше ориентирован на поиск компромисса, то есть он не рассматривает, скажем, администрацию области, муниципальные образования как некую воинскую часть со своими подразделениями. Он старается выработать компромиссную модель не только с вертикалью власти, но и с населением. И мне представляется, что в среднесрочной перспективе эта компромиссная модель даст свой эффект.

Второе. У пришедших в черноземные регионы врио губернаторов разные подходы к формированию команд. Мне думается, что Артамонов постепенно пытается добиться от своей администрации создания команды, где все выполняется быстро, четко и эффективно. Он пытается добиться, чтобы команда была сформирована, как некая группа единомышленников, которой не надо что-то объяснять, то есть они должны понимать его с полуслова. В свое время я изучал опыт компании «ЭФКО», где все было построено как тоталитарная секта, где есть руководитель и его адепты. Вот мне думается, что принцип формирования администрации Липецкой области будет ориентирован именно на создание секты в хорошем смысле этого слова. Секта, где быстро все принимается. исполняется и дает определенный эффект, когда руководитель не тратит много времени на объяснения сути.

У Старовойта более сложный подход к формированию своей команды. Понятно, что он лидер и будет себя таковым ощущать по отношению к вертикали власти, но ему хотелось бы подбирать определенных руководителей на конкретные направления, рассчитывать на их профессионализм, ум, интеллект. Роман Старовойт рассчитывает собрать, как в футболе, команду региональных звезд в своей администрации. И сделать так, чтобы им не надо было приказывать. Он будет стараться передавать им определенную часть автономии и соответствующим образом следить за исполнением поручений.

Третье. У этих губернаторов разный стиль взаимодействия.

У политологов есть такой термин – «транзакции», то есть взаимодействие региональной власти и бизнеса и различных социальных групп. Есть разные модели взаимодействия между властью и гражданским обществом. Питерский политолог Александр Сунгуров предложил свою типологию взаимодействия. У Артамонова эта модель «приводных ремней»: он огласил идею, которую не только вертикаль власти, но и гражданское общество должны реализовывать. Более того, и широкое бизнес-сообщество тоже должно участвовать в реализации идеи Артамонова, как приводной ремень. Это не самая удачная модель, но она тоже может дать определенный позитивный эффект.

У Старовойта другой подход. Тот же Сунгуров выделяет так называемую партнерскую модель, считая, что для переходных обществ это хорошо. И выделяет такие вариации: модель садовника, когда человек смотрит за почвой, удобряет ее, оберегает и подкармливает, и модель архитектора, когда многие проекты являются плодом участия всех сторон. На мой взгляд, Роман Старовойт будет реализовывать партнерскую модель архитектора. Поэтому мне думается, что его замы и помощники будут создавать некий образ будущего Курской области, проектировать его, как архитекторы, и вместе строить.

В этом и есть существенное различие между Артамоновым и Старовойтом.

– Могут ли местные политэлиты, как в Курске, так и в Липецке, преподнести «сюрпризы» ближе к предвыборной кампании, выставив своих кандидатов?

– Естественно, могут, причем таких шансов больше в Липецкой области, нежели в Курской. И это связано с тем, что Старовойт, в отличие от своего коллеги по губернаторскому корпусу, предлагает компромиссную модель.

Кстати, мне представляется, что Артамонову, чтобы утвердиться в среде элиты, нужно прогнуть эту самую элиту. Но все идет не так просто, как ему бы хотелось. Не исключено, что если Артамонов сделает много ошибок, то шансов на выдвижение кандидата от тех, кто не удовлетворен таким интегрированием врио в региональную элиту, резко возрастут. Хотя вероятность этого, на мой взгляд, составляет менее 15 процентов.

Еще меньше шансов на выдвижение такого кандидата в Курской области. Поскольку местные силы будут стараться договориться со Старовойтом. А он с ними. Налицо – обоюдный интерес.

В целом же вопрос зависит не столько от контрэлит Курской и Липецкой области. Очень многое будет определять федеральный центр, у него будет предостаточно возможностей поставить на место тех, кого эта самая контрэлита может выдвинуть. Во всяком случае, сегодня федеральная власть заинтересована в том, чтобы и Артамонов, и Старовойт правильно и уверенно интегрировались в региональную элиту, в политсистему Курской и Липецкой областей как доминирующие политические факторы. И дали нужный результат поддержки их персоналий на выборах в сентябре 2019 года.

– Учитывая, что жители областных центров, Курска и Липецка, неоднозначно относятся к мэрам этих городов, стоит ли сейчас врио губернаторов менять глав городских администраций?

– На мой взгляд, здесь есть определенная парадигма выбора «меньшего зла». И проблема состоит не только в том, что руководители исполнительной власти областных центров всегда составляли незримую или зримую политическую конкуренцию главам регионов, но и в том, что сама возможность наличия второго центра влияния в субъекте РФ не способствует региональной политической стабильности. И опыт политического развития регионов последних двух десятилетий говорит о том, что губернаторы, как правило, стараются менять руководителей областных центров. Во избежание, так сказать, неожиданностей. Тем более, что «старые» мэры сейчас не являются их креатурами. И чем дольше врио глав этого не делают, тем очевиднее то, что это может привести к определенным рискам и издержкам в ближайшей перспективе. И я полагаю, что главам регионов надо тщательно взвешивать эту ситуацию. И выбирать то самое «меньшее зло». Ведь дальше это будет сделать труднее.

Кстати, по моим сведениям, мэр города Липецка, например, был основным кандидатом, которого экс-губернатор Олег Королев готовил как своего преемника. Поэтому я могу догадываться, что Артамонов этот расклад прекрасно понимает. Уверен, что временно исполняющие обязанности губернаторов будут учитывать текущую политическую ситуацию, взвешивая «за» и «против», прежде чем приступать к решению кадровых вопросов в мэриях областных центров.

Комментарии 0

Новости по теме Новости MediaMetrics